Записки новоначальной послушницы

Очень многое зависит от того, с каким настроем послушник, трудник или паломник вступает в монастырь с уже устоявшимся укладом жизни, своими особенностями. Также и с каждым новым человеком, пытающимся влиться в нашу семью, старожилы проходят школу любви, терпения и смирения. Первые впечатления – самые яркие. Именно поэтому здесь собраны рассказы новоначальных послушниц.

[su_spoiler title=”Записки новоначальной послушницы 1″ open=”yes” style=”fancy” icon=”caret”]На пути в монастырь я твердила себе одно: «Только никаких иллюзий и мечтаний! Чтобы не разочароваться, надо не очаровываться. Надо трезво понимать, что такое труд для спасения души в монастыре». Автобус ехал мучительно медленно и волнение мое никак не утихало. Открыла Псалтирь и прочла: «…и даст ти прошения сердца твоего. Открый ко Господу путь твой и уповай на Него и Той сотворит…» (Пс.36,4-5). Прошение сердца моего исполнилось, в течение нескольких лет я просила Господа о том, чтобы допустил меня в монастырь. Сколько пришлось преодолеть разных препятствий, и вспоминать не хочется, но вот уже все позади и я еду.

Поздний осенний вечер, темно, подхожу к забору и надо же, – чудеса, – калитка еще открыта. И храм открыт! Захожу, слышу – заканчивается вечерняя служба. Вновь стою пред древней чудотворной иконой Пресвятой Богородицы. Все эти годы Матерь Божию я особенно просила принять меня в Свою святую обитель.

Знакомые сестры встретили, провели в келию. Зашла и подумала: «Наконец-то вернулась домой после долгих странствий и скитаний.» То, что досталось с трудом, особо ценится. Я все никак не могла поверить, что не надо уезжать через какое-то время.

Монастырь – это семья. Я сразу это почувствовала на любимом послушании в трапезной. Кухня – то место, где неизбежно сталкиваются все насельницы, место, где мы учимся терпению и любви друг к другу. За трапезой собирается вся семья…

В один из первых дней во время трапезы читали книгу, очень интересные наставления одного священника, я вдруг услышала удивительные слова: «Когда род решил проблемы и выделил из своей среды того, кто может предстать перед Богом и молиться за весь род. Потому что тот, кто уходит в монастырь, берет на себя ответственность молитвенного предстояния перед Богом за весь род…Он должен роду, потому что род потрудился, решил проблемы и дал ему возможность уйти в монастырь. Это не его личный подвиг, это соборный подвиг рода, начиная с его праотцев…» Как будто продолжение моих размышлений о пути в монастырь! Конечно же, это не мой личный подвиг. Это исключительно милость Божия и заслуга моих благочестивых предков, у нас в роду есть священнослужители.

Жизнь в монастыре – это молитва и труд. Молитва на первом месте, потому что без молитвы не получится никакого труда. Не могу сказать о себе, что достигла непрестанной молитвы. Нет, но Господь дает такое состояние, когда молитва – потребность души. На богослужение я готова идти не по принуждению, а по любви к молитве, тогда сама собой возникает любовь и к труду, любая работа приносит радость, не кажется ни тяжелой, ни однообразной, ни скучной. Так же очень помогает просто помнить всегда, что Бог рядом, что Он смотрит на нас, каждую минуту готов помочь. Если об этом забывать, то жизнь в монастыре будет трудновыносимой. Можно воспринимать это как горение духа, свойственное всем новоначальным. Но поддержание этого огня зависит от самого человека. От меня же. С чем мы приходим в монастырь: искать своего, какого-то комфорта для себя или трудиться на ниве спасения души?

Как же время быстро летит! Только было утро, в храме Полунощница, горели красные, синие и зеленые огоньки лампад, а чистый голос сестры-чтеца возносил благодарение и славословие Спасителю нашему. Потом завтрак и труд на послушаниях: по хозяйству, по благоустройству обители. Мыть посуду, гладить белье, шить или убирать в храме – все важно и полезно, любое дело интересно. Каждый день наполнен множеством событий и впечатлений. Я стараюсь больше обращать внимание на духовное, вот например, одна паломница говорит: «Как же нас любит Господь! Я так рада потрудиться для Господа. Пусть к вечеру еле иду от усталости, но я так счастлива!» Работать вместе с такой сестрой я тоже счастлива. После обеда – отдых. Сижу в келии и слушаю тишину, кажется, что слышу стук собственного сердца.

В монастыре я более отчетливо вижу свои немощи. Рядом с монахинями, глядя на них, думаю: «Сколько же у меня мирского духа, суетливости, многословия, привязанности к земному, страстности!» Люблю слушать, когда опытные сестры что-то говорят поучительное. Даже если знакомое, все равно услышать полезно.

Матушка игуменья однажды сказала, что монашество – это блаженство. А заключается это блаженство именно в отказе от своей самости. Мое «Я» все время лезет наверх, хочет показать себя. Если я буду носиться с собой, как курица с яйцом, то ничего не получится. Монашество – это любовь. К Богу и к людям. Невозможно, чтобы меня все любили. Да и не стоит из-за этого беспокоиться. Главное, мне всех полюбить. В повседневной жизни, в каких-то незаметных ситуациях, каждую минуту проверка, могу ли я отдать сестре свой апельсин или все-таки лучше сама съем? Пожертвую ли я своим свободным временем, чтобы помочь другой сестре, или нет. Через любовь к людям можно любить Бога.

А какие прекрасные пейзажи за окном! Только долго любоваться ими совсем некогда. Посмотрю на минуту в окно: монастырский сад, поля, леса, небо. Слава тебе, Господи, создавшему эту красоту. Вот уже и вечер, снова служба. Еще одну замечаю особенность: во время общей молитвы и во время работы, всегда чувствуется единение – мы вместе.

В праздники все причащаемся. Вечером общая исповедь, испрашиваем прощения у Матушки и друг у друга. Очень умилительно, но главное хорошо, что есть такая возможность – попросить прощения. Покаяние вообще всегда должно быть в центре монастырской жизни.

Под праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы Матушка благословила мне черный платок! Это в миру мы, когда вздумается, одеваемся в черное и кого-то из себя изображаем, а в монастыре, если по благословению – это действительно милость Божия. Ну конечно, не форма имеет значение, а то, что внутри.

Я получила намного больше, чем ожидала. В общем-то ничего сверхъестественного от монастыря не ожидала, а хотела принять и полюбить все, что даст Господь. Нет ничего такого, что было бы мне не по душе. Хотя все-таки одно смущающее обстоятельство есть. Основано оно тоже на любви, пожалуй, у меня это, наверное, страсть. Это – кошки. В нашем монастыре помимо коров, коз и кур, живут более 60 кошек.

С первых дней я чувствую, что слишком много места они занимают в моем сердце. У некоторых сестер в келиях живут кошки, но большинство дворовых. Как выхожу из корпуса, так они бегут навстречу, ну вот опять огромный серо-белый кот прыгнул мне на плечо и урчит. Все хотят ласки. Очень переживаю, когда кто-то из них болеет, или когда появляются вновь подброшенные котята. Радости моей не было предела, когда и мне благословили взять в келию кошечку.

Монастырь – это институт. Чтобы поступить в институт, нужно сначала закончить школу воцерковления, подготовки в миру. Готова ли я, один Бог знает. Но то, что я уже в монастыре – это Его Промысл о каждом человеке. Значит, пришло время и для меня, а раньше было еще рано. Думаю, что это результат молитвы духовника и благодать через послушание ему и доверие Богу. Все дает Господь. И вразумление, и понимание своего жизненного призвания, и возможность, и силы исполнить благословение, – все дает Господь.

Елена.[/su_spoiler]

[su_spoiler title=”Записки новоначальной послушницы 2″ style=”fancy” icon=”caret”]Какое блаженство – лежать на полу! Вот лежу и не могу встать.
Нет, я не заболела и не сошла с ума, просто одна сестра подсказала это упражнение для спины: нужно лечь на пол и полежать три минуты, все позвонки встают на место, от этого позвоночник распрямляется, усталость и напряжение снимается. Ну, это уже мы придумываем себе всякие способы облегчения, без которых можно и обойтись. Нет в монастыре непосильного труда! Как бы ни запугивали в средствах массовой информации разные духовники-мудрецы и знатоки монашеской жизни, утверждающие, что в монастырях изнуряют невыносимым физическим трудом. Дело в другом: в том, что тело всегда просит послабления. Постоянно приходится себе напоминать, что я здесь не для безмятежного отдыха, а для спасения души.

С ранним пробуждением у меня нет никаких проблем. Живой будильник на четырех лапах ровно в 5 часов утра начинает усердно точить когти о картонную коробку с бумагами. Это гораздо надежнее, чем будильник в мобильном телефоне, который может не сработать по своим техническим причинам. Говорят, кошки доставляют разные неудобства, мешают молиться и прочее, но мне это белоснежное шелковистое существо с янтарными глазами и розовым носом приносит одну только радость. Забота о домашних питомцах помогает бороться с собственным эгоизмом. И глядя на нее, каждый раз задумываюсь, что Господь создал весь мир для человека, всю живую природу для того, чтобы человек радовался и наслаждался жизнью.

Вспоминается, когда еще работала, каждый день в уме была одна забота – как успеть на службу в храм: задержаться, отпроситься, соврать, сбежать и множество других вариантов. Даже в последние годы уже работала в приходском храме, было то же самое. Теперь, в монастыре, ежедневно утром и вечером не можно, а нужно присутствовать на богослужении и ради этого одного хочется здесь жить, преодолевая все остальные трудности.

Время летит просто невыносимо быстро. Только праздновали Рождество Христово, уже наступил Великий Пост, «возсия весна постная». Хоть и стараемся не думать о еде, но все же приходится уделять ей некоторое внимание. Попробовали мы как-то за ужином в своих тарелках смешать всю еду, которая была, чтобы не услаждаться ее вкусом. Не тут-то было! Получилось еще вкуснее, чем, если бы не смешали. Главное, конечно, больше заниматься познанием своих грехов и учиться покаянию.

А послушания в этот период интересные, творческие. Раскрашиваем в иконописной мастерской пасхальные сувениры – деревянные яйца. Заходит одна сестра и говорит: «Ну как дела, яйцеписцы?» Богатый и могучий русский язык! Разве возможно перевести на иностранный это слово «яйцеписцы», да и многие другие слова? Учимся звонить в колокола… Когда звонят старшие сестры, мелодия льется в весеннем небе по всей округе. Птицы, сидящие на деревьях, слушают звон и тоже славят Бога. Очень хочется научиться тоже, легкими движениями рук извлекать из колоколов такие неповторимые звуки.

На праздник 40 мучеников Севастийских пекли жаворонков, в Лазареву субботу ели икру, на вход Господень в Иерусалим – рыбу. Все, как полагается по Уставу. Наверное, это и есть полнота жизни, когда все в соответствии, и духовное, и душевное, и телесное. Считается, что только за год в монастыре, переживая весь богослужебный церковный круг со святыми в молитве ко Господу, можно почувствовать изнутри монастырский уклад жизни. И вот, наконец, Пасха! Праздник победы над злом, грехом и смертью. Сокрушенные врата ада лежат под ногами Воскресшего Христа!

Работа на огороде приносит свои особые впечатления. Свежий воздух, земля глинистая, после дождя мягкая, рассыпная. Делаем грядки и сажаем рассаду, сеем семена. Даст Бог, снова вырастут плоды. Я размышляю, почему книга называется Цветная Триодь. Потому что в этот период после Пасхи все в природе расцветает! Слава Тебе, изведшему из темноты земли разнообразные краски, вкус и аромат! Летние праздники вновь напоминают, как премудро все сотворил Господь, в свое время благословил и освятил дары: овощи, фрукты, ягоды, мед.

На самом деле сложнее всего перенести не тяготы трудовых будней, но духовные проблемы. К сожалению, немало примеров, когда девушка приходит в монастырь, с намерением остаться навсегда, а через полгода, или раньше вдруг оказывается, что устав ей не подходит, духовное руководство не то, сестры не такие и т. д. Все, надо уезжать, вон там, в другом монастыре, все лучше. А там ведь не устроит что-то другое, потому что причина внутри нее. Какие-то ситуации надо потерпеть, какие-то принять в назидание, а на что-то вообще не обратить внимание. Общежительный монастырь! Все святые отцы учат, что общежитие – наилучшая школа спасения для нас. Дай, Господи, мне все выдержать, не уклониться в соблазны, научиться послушанию, терпению и смирению.

Иногда случается нам выезжать в областной центр по делам, по послушанию. Городская атмосфера, уже забытая, кажется очень чуждой и тоскливой. Когда бываю в каких-то учреждениях, в магазине, даже не замечаю ничего вокруг, как будто колпак на мне одет. Посмотрю на женщин-продавцов, – лица замученные, с печатью страдания. Люди обычные, но какие-то другие, словно они на голове ходят, а не на ногах. Даже неловко становится, как с другой планеты прилетела. Наверное, потому что живем мы совсем иной жизнью, они там, по ту сторону ограды, а я здесь, под покровом Божией благодати. Радуюсь и благодарю Господа. С ужасом думаю: что было бы, если бы я жила до сих пор не в обители.

Возможно, где-то читала, что, например, гимнасты или балерины по утрам испытывают страшные боли во всем теле, потому что изводят себя ежедневными тренировками. Ради служения своему кумиру, считая спорт или искусство высшей целью жизни. Сколько сил дает тщеславие – я должен (должна) победить или танцевать лучше всех! А неужели я ради Господа не могу потерпеть свои мелкие недомогания, которые лишь капля в море? Спасение души, достижение Царства Небесного – не самая ли главная цель?

Сейчас только понимаю, что я действительно новоначальная. Что весь мой долгий путь в монастырь не завершен, а только начинается. Уход из мира? Никакого особого подвига в этом нет. Я постепенно уходила и внутренне уже давно живу не с миром. И вопрос не стоит: оставаться в монастыре или нет, я приехала навсегда. Сейчас только, еще более реально понимаю, что я еще ничего не сделала ни для ближних, ни для своего совершенствования. Можно много писать и говорить красивые восторженные слова о том, как у нас хорошо, а о мучительной ежедневной, ежечасной, ежеминутной внутренней борьбе с собой, со своими страстями знает один Господь.[/su_spoiler]

[su_spoiler title=”Записки новоначальной послушницы 3″ style=”fancy” icon=”caret”]Облачение в подрясник – начало монашеского пути. Кажется, это было очень давно. Еще перед Пасхой в Великую Среду нас с одной сестрой приняли в послушницы. Совершенно неуместны какие-либо эмоции. После этого события сложилось только твердое ощущение, что Господь стал ближе. Все лето проходила я в платке, закрывающем лоб, чтобы меньше видеть, меньше слышать, меньше говорить. К сожалению, это не всегда действовало. Каждый день думаю: ношу подрясник, это же ответственность перед Богом. А сама опять не сдержалась, нагрубила кому-то, опять ленюсь молиться, пустословлю и мало работаю над собой.

В «Правилах для поступающих в послушницы» написано: «Не ищи полного утешения в отношениях с людьми. Только в Боге высшая Любовь, Блаженство и Полнота, наполняющая все во всем». Непроизвольно вспоминается то давнее время, когда мне никто не верил. Многочисленные знакомые, люди духовной жизни, не верили, что я уеду в монастырь. Одни ухмылялись: «Многие хотят в монастырь, а потом не выдерживают». Другие наставляли: «По-монашески можно жить и в миру!» Поначалу я приходила в ужас, когда мое признание о стремлении полностью посвятить себя Богу вызывало язвительный смех даже среди церковных благочестивых людей.

Нынешняя эпоха, наверное, по-своему уникальна. Если в 1980-90-х годах волна молодежи хлынула в открывающиеся монастыри, и это было хоть шокирующим, но привычным явлением, то сейчас все наоборот. Они вырывались из безбожной среды, их вдохновляли яркие примеры подвижничества. Теперь же на фоне общей религиозности в монастыри идут единицы, и совсем мало, кто остаётся с целью принятия монашества. Повсюду пропагандируется миссионерство, социальное служение, а какая-либо информация о монашестве рассеяна мелкими крупицами. Зачем в монастырь? Любовь к Богу? Его все любят: и сестры милосердия, и студенты богословских вузов, и семейные, каждое воскресенье посещающие храм.

Пресвитеры Церкви активно заняты катехизацией населения, идут просвещать военных, заключенных, инвалидов, и, слава Богу! Но почему-то выслушать исповедь человека, жаждущего совершенного жития – недосуг. Бывало, смотрели на меня, как на умалишенную: «Выбрось из головы! В семье легче спастись, венец более благодатный – мужа слушаться, детей растить. Вот твое призвание. В монастырях сейчас такое творится! Там дерутся, объедаются…» А то и более непристойные гнусности можно было услышать, чем там занимаются.

Но испытания еще больше укрепляли в правильности избранного пути. Призыв Божий звучал все сильнее и отчетливее. Только в мужских обителях, где сохранилась преемственность старчества, можно найти духовника даже в лице молодого иеромонаха, который бы понял, помог и наставил на путь в монастырь. Мне пришлось ждать и молиться несколько лет, чтобы Господь такого послал.

Да, удержаться в монастыре в этой непрекращающейся борьбе с собой, когда кажется, что все вокруг против, – это действительно нелегкий труд. Переносить всё во время испытательного срока – искуса, когда даже в монастыре живущие рядом будто бы не воспринимают всерьез, не верят до конца в основательность намерений. И это очень хорошо, полезно, по слову преп. Макария Египетского «не вдруг душа достигает чистоты, должна она испытать скорби, потерпеть уничижение, тесноту». Спасётся, как известно, претерпевший до конца.

Говорят, вера слабая у нашего поколения. Но ведь и примеры не совсем идеальные. Только и слышно, что где-то монах женился или инокиня с юных лет, прожившая в обители лет пятнадцать и подорвав здоровье, сбежала. Вот, мол, ничего хорошего. Но если бы доверия Богу было мало, то погасло бы тогда и у меня то искренне желание, послушалась бы мудрых протоиереев, осталась бы приносить ощутимую пользу обществу, являя пример христианского смирения и любви на работе среди неверующих сотрудников, возможно и детей воспитывать православными гражданами.

Но избрала монастырь, потому что здесь все по-другому. Даже понятие о смирении включает в себя совсем другое. Привычной мирской покорности недостаточно для монастыря. Здесь законы иного мира. Я предпочла монастырь, и Господь не посрамил моих надежд. Благодарю Бога, что привел меня сюда, подарил семью – сестер во Христе. Все дано по Его милости, и пища, и одежда, и кров, очень уютная келия с двумя ласковыми белыми кошками, и уединение, и возможность творчества, всё-всё…

Надежнее всего смотреть на пример людей, прославленных в лике святых. Преподобный Сергий Радонежский был первым, чье житие прочла в самом начале воцерковления. Больше всего меня потрясло то, как он после многолетнего подвига считал себя недостойным посещения ангельского и Пресвятой Богородицы. Святитель Иоасаф Белгородский «видя образ мира сего преходящ и славу человеческую якоже дым исчезающу, от юности монашеское житие возлюбил…». Почему же он увидел, а все не видят?

Все святые в какой-то степени тоже монахи. Преподобные, понятно, из чина монашеского. Пророки и Апостолы также жили в воздержании, целомудрии и послушании воле Божией, чем не монашеские обеты. Мученики за Христа без страха отдавали все, и саму жизнь, чтобы соединиться с Ним. Благоверные князья, цари, юродивые тоже возлагали на себя благое иго Христово. К счастью, и в наше время при сердечном устремлении можно повстречать достойные образцы для подражания, ревнителей истинного монашества, старцев и по духу и по возрасту. Далеко путешествовать не нужно, они живут совсем рядом.

Накануне праздника Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста мы с сестрой стали рясофорными послушницами. Как у военных форма, так и у монашествующих особая форма. Ношение рясы значит отсечение своей воли. Апостольник на голове – покрывало смирения и послушания. Из зеркала на меня смотрит какой-то другой человек. Хочется верить, что изменение внешнее когда-нибудь приведёт и к внутреннему изменению в лучшую сторону.

Вновь Крест напоминает о бесконечном Божием милосердии, о Его жертвовании Собой. О Любви. О том, как Спаситель до смерти Крестной возлюбил каждого человека, в том числе и меня. Дай Господи у подножия Креста Твоего познать хоть немного этот вечный путь человеческой души, путь к Свету, Истине, Любви. Дай сил взирать на Крест Твой и в тяжелые минуты жизни, и в радостные. Никогда не забывать, что мои грехи тоже причина Твоих страданий.[/su_spoiler]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *