Вараев М. Смерть и воскресение. Семь слов о заупокойной молитве. – М.: Никея, 2014

Вараев М. Смерть и воскресение. Семь слов о заупокойной молитве. – М.: Никея, 2014

Поминовение усопших – одно из самых поэтичных богослужебных последований Православной Церкви. Мотивы горя и страдания звучат в заупокойных молитвах вместе с верой в вечную жизнь и воскресение. Священник Максим Вараев в своей книге раскрывает богословие смерти.
Каждый человек естественным образом пребывает в состоянии внутренней убежденности, что он бессмертен, поэтому и смерть ближнего переживается как трагедия, как то, что не вписывается в стройную картину мироздания. Это не просто разделение души и тела, но глубокий конфликт между поврежденной грехом человеческой природой и нашей личностью, вызванной Творцом из небытия для вечности.

В основе практики молитвы за умерших лежит евангельская вера в то, что смерть не последнее слово жизни, что Бог Авраама, Исаака и Иакова – Бог живых, а не мертвых. Как раз за гробом и начинается подлинная жизнь, где нет болезней и печалей. Здесь же на земле, в мире, который лежит во зле, не может быть ничего хорошего, поэтому смерть в действительности – это благо для человека. Но если в смерти благо и освобождение, почему тогда Господь плачет над телом умершего Лазаря, в чем смысл Гефсиманского борения, почему Он Сам страшится смерти?

Свобода, данная Богом человеку, предполагает возможность отказа от следования тому предназначению, к которому призван человек. Поиск правды без Бога чреват катастрофой, как в жизни отдельного человека, так и в истории народов и государств. Борьба за свободу, равенство и братство, под лозунгами которой совершалась революция, заканчивалась войной. В узком смысле поиск духовного блага для родного человека возможен лишь в самоотречении от своих желаний.

Отдать себя и отдать ближнего в руки Бога – вот главное условие просительной молитвы. При крещении заключается духовный союз, человек посвящает себя служению Богу и Его правде. Вне этого крещального обета верности нет самого христианства, нет и действительного единства человеческого рода, а лишь совокупность людей, обреченных на вечное одиночество. Но Бог не может остаться безучастным по отношению к человеческой боли, Он сострадает ему во всем кошмаре его жизненной ситуации, это их общая боль.

Зачастую отношения между близкими людьми строятся на том, что каждый из них пытается переделать другого, заставить его измениться. Когда мы остаемся одни, то начинаем понимать, что все дело в нас, менять надо в первую очередь себя. Погружение внутрь себя есть начало изменения ума, то есть покаяния. Когда смерть разлучает нас с близкими, вся неправда наших отношений становится очевидной, и мы понимаем, что исправить что-либо уже невозможно. Поэтому и появляется чувство вины перед умершими.

С другой стороны, мы воспринимаем ближнего как собственность, привязанность принимаем за любовь, следовательно, потеря близкого переживается как потеря дорогой вещи. Но связь с вещью не имеет перспективы в вечности, а так как плоть и кровь Царства Божия не наследуют (1 Кор. 15, 50), то в данном случае действительно враги человеку домашние его (Мф. 10, 36), потому что боль потери заслоняет от человека Бога.

Вечность для человека невозможна без изменения ума, без преображения его природы, без уподобления себя своему первообразу, она несовместима с нашим несовершенством. Покаянная молитва помогает перерасти подобное отношение к усопшему, увидеть самоценность его бытия, такая молитва дает начало подлинным взаимоотношениям между людьми, которых не было при жизни, но они стали возможны, когда смерть разлучила их. Молитва обладает силой сделать далекое близким.

Переживание реальности смерти становится моментом истины в нашей жизни. Самый яркий пример евангельского благоразумного разбойника, в последние минуты принесшего покаяние и первым вошедшего в рай. Встреча со смертью отрезвляет человека, заставляет задуматься о подлинном смысле того, что с ним происходит. Память смертная – это и есть мысленная встреча со смертью, происходящая в глубине человеческого существа, которая помогает принимать каждый момент существования как бесценный Божий дар.

Зачастую мы так глубоко увязаем в наших житейских попечениях, что только мысль о неминуемой кончине помогает прийти в себя, встать на путь следования за Христом. Вне Христа мы обречены лишь на вечный поиск того, кто рядом, и если Он нас не соединит, то мы даже не сможем узнать друг друга, мы так и останемся, по сути, чужими людьми. А если наша жизнь церковна, то и в смерти своей мы откроемся тому, кем мы жили здесь, на земле, чья радость и чье страдание были для нас нашей радостью и нашим страданием. Учение о смерти – это учение о жизни, потому что во Христе есть только жизнь.

Мы знаем, что люди стали смертными после изгнания из рая, то есть смерть – это последствие разрушения единства любви между человеком и Богом, между человеком и ближними, а значит и преодоление смерти заключается в восстановлении этого первозданного единства. Проблема зла и смерти не может быть разрешена логическим умом, но она разрешается в полноте Богочеловеческой любви, которая одна только и может противостоять всей бессмыслице и несправедливости окружающей нас действительности.

Истинная цель заупокойной молитвы – воссоединение с усопшим ближним через воссоединение с Богом. Через соучастие в Божественном бытии спасаются и наши близкие, так как Господь не разделяет любящих друг друга людей, ибо Он Сам есть Любовь. Божественная Литургия соединяет всех: от века скончавшихся и ныне живущих, почитаемых святых и простых верных христиан. Святитель Киприан Иерусалимский писал: «…Мы за усопших, если они и грешники, принося Богу молитвы, не венец сплетаем, но Христа, закланного за наши согрешения, приносим, умилостивляя за них и за нас Человеколюбца Бога».

Любовь по своей природе жертвенна, так как сопричастна Жертве, принесенной Христом за всех, чтобы каждый из нас смог преодолеть все эгоцентричное, всегда маленькое «я» и вместить в своем сердце весь мир. И тогда даже саму разлуку мы принимаем как часть дара жизни, как элемент благого Промысла Того, Кого мы именуем нашим Отцом Небесным.
Молитва Церкви воздействует на всех по-разному, в зависимости от той степени познания истины, которой достиг человек в своей земной жизни, но молитва одинаково необходима и для праведника и для грешника. На вечерне праздника Пятидесятницы мы молимся коленопреклоненно «о иже во аде держимых».

Образ распятого Христа присутствует в сердце каждого человека, даже ни разу не слышавшего о Нем. По образу Христа каждый из нас сотворен – этим и объясняется сама возможность зарождения любви в его сердце, поиск прекрасного, готовность к жертве самоотречения. Смерть для верующего – это путь к воскресению, путь к всецелому преображению человечества и всего мирозданья. Отсюда и отголоски воскресной службы в заупокойном богослужении. Там, где присутствует Воскресший Христос, уже осуществляется ожидаемое, снимаются земные противоречия, мы восходим к изначальной цельности и простоте бытия.

В приложении приводятся заупокойные молитвы с параллельным переводом на русский язык. Книга будет полезна и утешительна всем, кто оплакал своих усопших, и кто еще не осознал, что такое смерть. Открыв для себя возможность молитвенной встречи с усопшими, мы отчасти предвосхищаем всеобщее воскресение, то единство, ту радость, ту подлинность совместного бытия, которые будут возможны в полноте будущего века. Истинное понимание богословия заупокойного поминовения возводит нас к тайне Великой Субботы, к свету Воскресения Христова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *