Святая земля 2013

Святая земля 2013

В феврале  2011 года мы не прошли Крестным Путём Спасителя, что ощущалось, как невыполненный долг, как духовное упущение. Поэтому с благодарностью приняли приглашение ещё раз поехать на Святую Землю. Правда, опасались, что вторая встреча получится суше, строже, ведь наши души уже были восхищены до… Тревога оказалась напрасной.

ВИФЛЕЕМ

В Израиле городам тесно, расстояния между ними ничтожно малы. Иерусалим разрастается новыми кварталами, теперь от его окраины до городской черты Вифлеема менее километра, от стен Старого года километров семь. Но добирались мы долго – пятница, траффик, пробки по-нашему.

На блокпосту полицейские с автоматами просят показать паспорта и заглядывают в салон машины. Увидев апостольники, быстро пропускают. Размещаемся на ночлег в Доме паломника. Эта гостиница – собственность Русской Духовной Миссии. Два года назад мы были здесь, но не ночевали, только обедали в трапезной, запомнилось неимоверное количество салатов на столе. Директор гостиницы показывал номера, на наш взгляд, шикарные. Нынче здесь новый директор, жена священника, который служит в греческой церкви. Это обстоятельство несколько смутило нас, как и пустота: в огромном здании не встретили ни одного паломника. 

Ранним утром на улицах Вифлеема свежо и тихо, на Ясельной площади ни  одного автобуса, в храме никого. Базилика с мраморными колоннами, из них одна с дырочками, из которых несколько столетий назад вылетели пчёлы,  чтобы изгнать всадников, посмевших въехать в храм на конях. Возле спуска в Пещеру Рождества останавливаемся, там завершается католическая служба, римо-католикам принадлежит придел Яслей. Храм Рождества Христова – единственный в Палестине, не разрушенный со времени постройки и освящения в 339 году. Богослужения в нём не прерывались ни на день. 

По узкой лестнице спускаемся к Серебряной Звезде. Встаём на колени и почти лежа прикладываемся  одной, другой щекой, благо никто не торопит и нам спешить некуда, пришли на литургию. Обычного алтаря с царскими вратами нет, престол находится непосредственно над Звездой, батюшка священнодействовал на  наших глазах, при появлении паломников открыл завесу и отошёл в сторону, ожидая возможности продолжить проскомидию. Время от времени вглядывается в приходящих, если замечает не внушающих доверия,  строго спрашивает: ортодокс? ортодокс? католиков изгоняет. В трех-пяти шагах от Звезды – придел Яслей, где Богомладенец лежал после рождения. 

Постепенно подходят люди, они здесь явно не впервые. Пожилые мужчины и женщины одеты строго, даже чопорно, доминируют  черный и белый цвета, а девушки,  напротив, очень вольно, с непокрытой головой, в леггинсах. У нас бы и на порог в таким виде не пустили, а они пробежались вдоль стен, приложились к иконам и уселись на ступени слева от престола, как стайка вольных птиц.  
Всё объяснилось с началом богослужения. Это члены общины храма Рождества Христова пришли на литургию. Собирались довольно долго; священнику подносили синодики, на раскрытой страничке с именами лежала монетка, он вынимал частички, потом отдавал книжки назад с кусочком просфоры. 

Возглас на литургию прозвучал на арабском. По-гречески читали и пели двое мужчин (помоложе  в подряснике, постарше похож на муниципального чиновника), а по-арабски – многоголосый хор, да так самозабвенно, так дружно, не заглядывая в текст (не помню, чтобы держали книжки). Стояли  в двух метрах от Звезды и пели. Девчонки тоже пели от начала до конца, как на домашнем празднике. Чужой язык, новизна мелодий не мешали понимать службу. Херувимская прозвучала на греческом, «чиновник» пел, прикрыв глаза, без нот, легко, послушник благоговейно молчал рядом. Нас из-за формы направили к Чаше первыми, мы приняли Святые Христовы Тайны, после священник дал несколько больших частей просфоры. 

VIA DOLOROSA

Казалось бы, большего  не вместить. Но день только начинался, и мы отправились в Иерусалим, чтобы пройти по Крестному Пути Спасителя. Как писать об этом, не знаю, это всё равно, что исповедоваться всему миру. На «станциях», так называются остановки на пути, положено заходить в храмы, и мы заходили, хотя это казалось лишним, отвлекало, как  разговоры во время службы.

Яркое впечатление оставило посещение Русского места –  Александровского подворья, открытого Императорским Православным Палестинским Обществом в XIX веке. Оно расположено совсем близко от храма Воскресения Христова и здесь находится  Порог Судных врат. О том, как его обнаружили, рассказывается в Палестинском листке для паломников. В 1883 году при строительстве дома  нашли остатки cтарой стены и среди них лоснящийся, сильно потертый ногами порог древних врат. Научные исследования показали, что стены принадлежали претории Пилата, где   происходил   суд над Спасителем (Ин 19, 5), а порог – городским воротам. Так как ворота эти были ближайшими к Голгофе, то болеe чем вероятно, что именно через этот порог Спаситель в последние часы Своей земной жизни  шёл с крестом на пропятие (Ин 19, 16-17). 

Порог Судных врат скрыт ныне под   стеклянным колпаком и обнесён железной решеткой. За ним  на большом камне водружено Распятие, над святыней семь неугасимых лампад. Здесь совершается чтение Неусыпаемой  Псалтири по почившим членам Императорского Православного Палестинского Общества и его благотворителям. 

Направо от Порога, на высоком помосте, где предполагают место евангельского лифостротона (Ин 19,13), находится церковь святого Александра Невского в память о Государе  императоре Александре III, на её стенах восемнадцать полотен монументального цикла «Крестного Пути» художника Н. Кошелева.  Секретарь канцелярии Подворья оказался калужанином и больше того, имея сродников в Маковцах, бывал в нашем монастыре. Обрадовавшись встрече, открыл двери Царской комнаты, где всё дышит памятью о семье Романовых.

Теперь дома, в  нашем храме, прикладываясь  к иконе “Се Человек”, вижу не только лик в терновом венце, но и каменные колодки для ног, тесную, без света и доступа свежего воздуха Его темницу, Порог Судных Врат, Камень Бичевания… “Покланяемся Cтрастем Твоим, Христе…».

В ЦЕНТРЕ ВСЕЛЕННОЙ

Представить, что в Храме Воскресения Христова нет молящихся, невозможно, хотя матушка Ирина рассказывала, что во времена её детства такое бывало. Сейчас даже на ночной литургии паломники стоят плечом к плечу; если потерял своих спутников, лучше не искать до конца службы. Чтобы приложиться ко  Гробу Господню, встаём в очередь и медленными шажками продвигаемся к цели. Не ожидала, что стану вспоминать эти  минуты  как благословенные.

Матушка поделилась, как ей вдруг открылось: рядом стоят, идут люди, и все они любят Христа. Очень много людей, не счесть, их здесь не одна тысяча. И каждый – со Христом в сердце, в душе, в крови, это ощущалось очень остро, до слёз видимых и невидимых, у кого как. Неожиданно где-то слева зазвучал орган, начали служить католики. И это тоже не мешало, а радовало, потому что проявление любви к Спасителю может только радовать. 

В первой поездке на Святую Землю мы ощутили, что каждый из нас – любимое чадо Божие. А нынче увидели, как люди любят Христа. На  планете Земля нет другого места, которое притягивало бы к себе сердца и души миллионов людей, поэтому храм Воскресения Христова называют духовным Центром Вселенной, и это есть чистая правда. 

ВИФАВАР

Новый  участок Русской Духовной Миссии как раз напротив места крещения Спасителя.  Вдоль дороги натянута колючая проволока, за ней заминированные поля – свидетельство затяжного конфликта Израиля и Иордании. Таблички на разных языках предупреждают об опасности. Разглядывая опалённую солнцем и войной землю, вспоминаем кадры из фильма Георгия Данелии “Паспорт”: в финале картины бывший советский разведчик дядя Сеня (Армен Джигарханян) подрывается, проходя по разминированному коридору. А может и специально делает шаг в сторону, устав от жизни на чужбине. Взрывы гремят и в наши дни, потому что четвероногие обитатели полей не читают предостережений.

Место Крещения Спасителя называется Вифавар, берег принадлежит Иордании, граница проходит по середине реки. Во времена Иисуса Христа здесь действовала переправа, ею пользовалось множество людей, поэтому Иоанн Предтеча пришёл сюда из пустыни для проповеди, призывая к покаянию. Именно здесь произошло великое чудо Богоявления, раздался «глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф 3, 17) и Святой Дух явился «в виде голубине». 

Невозможно без трепета смотреть на священные воды. В белоснежных рубашках спускаемся по дощатому настилу, окунаемся  раз, два, три… нет, мало,  ещё разок, и с головой… Всё-всё, довольно. 

Только перед праздником Иоанну Предтече вдруг с горечью осознала, что в водах Иордана не помолилась великому Пророку. Как истинный друг Жениха он остался в тени. Но вообще-то в такие минуты молиться плохо получается, из сердца рвётся одна благодарность. 

МОНАСТЫРИ

И снова жаркая дорога. В Иерихоне проезжаем мимо смоковницы, на которую залез Закхей, чтобы увидеть Спасителя. Высокая должность не смутила малорослого начальника мытарей, и он получил большее: Христос пожелал зайти в его дом. Тоже урок: не надо ничего просить, Господь знает, в чём нуждаемся, лучше нас. Церковное предание сообщает, что впоследствии Закхей пошёл за апостолом Петром, стал апостолом от 70-ти и первым епископом Кесарии Палестинской. 

Мимо монастыря Герасима Иорданского проехать, не остановившись, невозможно. Прежде чем зайти в храм, здороваемся с зеленым попугаем, протягивая палец, ощущаем крепкое пожатие птичьей лапки. В лавочке покупаем иконы преподобного со львом, освященное масло. Зоя фотографируется возле огромного, несколько метров в высоту, фикуса, а мы – возле бронзового льва. Такой же, только из гипса, стоит теперь возле нашего храма. Добродушная псинка наблюдает за всем происходящим: вот, ещё одни припёрлися, и все к этой огромной  кошке. Ладно, не ревнуй, тебе ли не повезло на хорошее место.

В Гефсимании были два года назад и всё же огорчились, что монастырские двери нам не открыли. Понимаем, как велико число паломников, как устают сёстры, но не обидно ли уйти ни с чем средь бела дня. Постояли возле высеченной из камня скульптуры-иконы «Моление о Чаше», в саду погладили взглядом стволы старых олив. Хотелось бы придти сюда ночью. Утешились посещением храма Успения Божией Матери. 

В монастыре Феодосия Великого нас ожидал сюрприз: в усыпальнице великих жен увидели гробницу Феодотии, матери святых врачей бессребренников Космы и Дамиана, в их честь назван придел нашего храма. Рядом гробница Софии, матери Саввы Освященного. Его монастырь тоже посетили, точнее сказать – постояли у входа, потому что женщин туда не пускают. Нам вынесли в качестве утешения питие и хлебцы. Матушка спросила инока, принесшего угощение, почему закрыт вход для женщин. Он ответил как настоящий монах: не знаю.

Монастыри преподобного Феодосия Великого и Саввы Освященного – это первые киновии на палестинской земле. Пятый век христианства, пламенная вера и море чудес: исцеления, умножение пищи… Преподобный Феодосий строил в пустыне больницы и странноприимные дома, защищал чистоту православия в спорах с монофизитами. Савва Освященный содействовал устроению семи монашеских обителей, написал богослужебный  Устав, известный как Иерусалимский, по его молитвам забил источник посреди Лавры, чтобы монахи не носили воду за много километров, там же выросла финиковая пальма, листья которой исцеляли от различных недугов. Сегодня в Лавре преподобного Феодосия Великого живут греческие монахини, среди братии Саввы Освященного есть русские иноки. Не представляю, как они выдерживают зной, попаляющий всё и вся. Разве что каменные стены спасают да молитвы великих святых.

Преображенский греческий женский монастырь на Фаворе русские паломники посещают часто, поют праздничный тропарь, батюшки помазывают всех желающих освященным маслом, рядом в лавке бойкая торговля иконами, сувенирами. Толчея, разноязыкая речь… Мы тоже купили чётки на подарки, выпили кофе. Столько народу, а кофе у гречанок не кончается.

АККО

Отец Мирослав предложил поехать в Акко, потому что здесь готовят вкусную рыбу. Повод неправильный, Акко один из древнейших городов на земле Израиля, в предыдущую поездку не успели в нём побывать. До того, как Хайфа стала крупнейшим портовым городом, этим статусом обладал Акко. История города-крепости на берегу Средиземного моря насчитывает более четырех  тысяч лет. Даже его стены являются исторической достопримечательностью, потому что рассказали археологам о том, кому и в какие годы принадлежал город – грекам, египтянам, арабам, туркам. Крестоносцы сделали его столицей Иерусалимского королевства в Палестине и возвели оборонительные сооружения необычайной крепости, он стал абсолютно неприступным с моря, а с суши этому способствовал горный рельеф. 

Сегодня Акко – туристический центр. Наряду с историческими достопримечательностями здесь немало сопутствующих проблем: наркомания, попрошайничество, замусоренные внутренние дворы, воровство. Пока обедали (рыба и вправду хороша)  да наблюдали за Николкой, плавающим в лагуне наперегонки с местным мальчишкой, другие такие же арапчата залезли в нашу машину, оставленную на стоянке, и украли школьный рюкзак с учебниками. Пропажу обнаружили вечером в Хайфе. Мы забирали Николку из школы после уроков, учебники здесь очень дорогие, по этой причине рюкзак оказался самым ценным из всех вещей, что лежали в машине. А Николка сначала радовался, что его дневник украли, потом всё же огорчился. «С чем я в школу пойду?» – и показывал пустые руки. Мама Ирина невозмутимо ответила: «Я дам тебе карандаш». 

ЦФАТ

Это второй после Акко город, в котором мы не искали православные храмы, и вообще из машины вышли один раз. Нас предупредили, что здесь живут каббалисты и художники. Поначалу удивилась такому соседству, а дома вспомнила, что в нашей районе есть село Плюсково, в котором тоже живут художники. Нимало не смущаясь соседством со старинным храмом, ежегодно устраивают языческие сборища, называя это архстоянием. Народ автобусами валит поглазеть на чучела и игрища. Представители местной и губернской власти, вроде не чуждые православия, своим присутствием поощряют безобразие.

Художественных мастерских и лавочек в Цфате много. В одной из них Володя купил и подарил нам портрет котёнка, исполненный в необычной технике, раньше никогда такую не встречала: на холсте клеенчатой фактуры трафаретное изображение, по нему несколько мазков маслом (голубой, белый, розовый), и всё, котёнок живой, весёлый, игривый, никакого трафарета не замечаешь.  

Улочки старого Цфата невозможно узкие, направлены снизу вверх. Пишут, что зимой облака ходят ниже города. На одном из сайтов о достопримечательностях прочла о том, что Мессия, воскреснув, явится первым делом именно в Цфат, и даже известна улица, по которой он поднимется в город. Его ждут всегда, поэтому ворота и ставни красят в голубой цвет, чтобы Он сразу увидел.

Приём в Миссии

C архимандритом Сергием знакомимся возле ворот и вместе идём в Троицкий собор. Приложились к святыням, что-то купили в свечном ящике на подарки со Святой Земли, послушали рассказ батюшки о сегодняшней Миссии. В  длинном коридоре уже знакомая галерея портретов начальников РДМ в разные годы. Два из них особенно дороги: архимандрита Антонина (Капустина) и архимандрита Леонида (Кавелина), упоминавшего в 1876 году в своей книге «История Церкви в пределах нынешней Калужской губернии» о иконе Божией Матери «Ломовская», главной святыне нашего храма. Останавливаюсь поклониться. 

В гостиной начальника Миссии висит редкая икона: младенец Христос на руках у старца Иосифа. Фотографирую, сёстры увидят, вдохновятся и напишут такую. Пьём прекрасно сваренный кофе с кардамоном – больше нигде такого не пробовали, наслаждаемся приятным общением, а после прогулкой по внутреннему дворику, в нём  что ни уголок – то живая картинка. 

Лидда

Город Лидда интересует паломников исключительно благодаря тому, что в начале IV века сюда из Никомидии привезли честные останки великомученика Георгия. По церковному преданию здесь прошли детство и юность святого воина  и жила его мама. Мы видели документальный фильм, в котором многочисленные участники из разных стран утверждали, что  святой Георгий – это их национальный герой и похоронен в их стране, причём называли конкретное место, где был пронзён копьём змий и где находится могила святого. Англичанин, к примеру, утверждал, что святой похоронен в Ковентри, какие могут быть сомнения, истинная правда. Такое поклонение понятно, ведь в России великомученика Георгия тоже чтят все верующие, не только воины , ему служат молебны перед выгоном скота на пастбище даже в нашем монастыре.

Храм Великомученика Георгия в Лидде внешне не похож на церковь, но внутри великолепен: прекрасный трехъярусный иконостас, золочёные  паникадила, так же богато убранство двух приделов. Перед солеей много скамей для молящихся, как у католиков. В крипте на месте могилы стоит мраморный кенотаф, обильно помазанный освященным маслом. Трудно поверить, что под ним нет захоронения, так легко, покойно чувствуешь себя только находясь возле великой святыни. Известно, что глава святого хранится в Риме, а мощи по предположению некоторых исследователей, находятся всё же здесь. Мы выложили на краешек мраморной плиты покупки из церковной лавочки – иконки, масло, аналойную икону в серебряной ризе для домового храма в Барятине, спели тропарь, отец Мирослав помазал нас маслом из лампады. 

В храме выставлены для поклонения кандалы и цепи, которыми по преданию святой воин был прикован в темнице. Существует необычная традиция: православные паломники, помолившись, добровольно надевают кандалы, чтобы избавиться от любой  хвори. Нам не предложили. 

БАНИАС

Отец Мирослав исполнил обещание показать север Галилеи. Дорога дальняя, невысокие холмы покрыты лесом, сразу повеяло родным. На границе с Ливаном (до Бейрута 120 км, до Иерусалима 205 км) останавливаемся выпить кофе. Еврейское поселение образовалось на этой земле после изгнания греков в первом веке до нашей эры. Баниас стал частью личных владений Ирода Великого, там находилось его войско для подавления мятежей на севере, на Голанах и в Галилее. Сколько здесь в разные времена пролито крови! На этом же месте позже стояла Кесария Филиппова, построенная тетрархом Филиппом, сыном Ирода Великого, здесь Симон, будущий апостол Пётр, признал Иисуса Сыном Божиим и получил от него новое имя и ключи от небесного царства (Мф.16, 13-23). Отсюда Иисус вышел с учениками для свершения чуда Преображения (Мф 17, 1-9). О пребывании здесь крестоносцев напоминают руины замка на одном из холмов. 

В наши дни в природный заповедник Баниас едут полюбоваться водопадом, стенами из вулканического камня, каскадом прудов с кристально-чистой водой. Много зелени, я впервые видела, как растут фисташки, зреют гранаты, в конце мая плодики имели один-полтора сантиметра в диаметре. Уйдя от водопада, вдруг оказываешься в тишине, в которой все негромкие звуки существуют раздельно: возле ручья слышишь только, как журчит вода, подойдёшь к прудам, насладишься пением птиц. Замечательное место показал нам отец Мирослав.

О НАШИХ СПУТНИКАХ И СРОДНИКАХ

Вот, пожалуй, и всё. Пора рассказать о наших спутниках и инициаторах путешествия: это благодетели монастыря Андрей и Лариса, Владимир и Зоя. В аэропорту строгий таможенник задал вопрос: «Кем вы приходитесь друг другу? Семья? Друзья?» Не сговариваясь, ответили: «Да, семья! Да, друзья!» И то , и другое верно. Мы действительно сродники, в нашей крови плавает христианство. Такие же сродники живут в Хайфе – семья священника Мирослава  Витива, настоятеля храма пророка Илии, подворья Русской Духовной Миссии. Бесконечно благодарны ему и матушке за гостеприимство, совместные поездки, дружественные трапезы и прочие утешения. Проводника по Святой Земле интереснее, чем батюшка, не найти, так и знайте. Однако в пятницу, субботу, воскресенье он служил и на эти дни отдавал нам лучшее, что имеет – свою матушку. 

Ирина – любимое чадо Божие на пятьсот процентов, просто избранница Божия, родилась и выросла в Иерусалиме. Её мама – православная арабка, отец  с Украины.  Семья Ромашук арендовала скромную квартирку на территории Иоанно-Предтеченского монастыря, что в пяти-десяти минутах от храма Воскресения Христова,  и они нередко бывали единственными, кто приходил на службы ко Гробу Господню. Школьные каникулы Ирина проводила в Горненском монастыре и желала жития иноческого, но владыка не благословил постриг, отправил учиться на регента  в Ленинград, где она познакомилась с   Мирославом Витивом, студентом Духовной Академии. После рукоположения молодой священник получил назначение на служение в Хайфе. Храм святого пророка Илии и сад вокруг него ухожены, можно сказать, обласканы батюшкой. Проблем, как у всех, хватает, доход маловат, зато  крепкий приход.  Дочери выросли, старшая замужем, средняя заканчивает вуз, теперь Николка, «ветка Палестины», свет в окошке. Так изменился за два года, узнать трудно, спросила: ты что ли  Николка? Нет, отвечает, меня зовут Илия – баловень и шутник, с ним не соскучишься. Однажды на блокпосту крепкий парень с автоматом завис в изумлении, когда десятилетний мальчик с чисто славянской внешностью заговорил с ним на арабском. 

Поделиться впечатлениями о путешествии во всей полноте невозможно, самая значительная часть должна остаться сокровенной. Радуемся за всех, кто  побывал на Святой Земле и у кого эта встреча впереди. Пусть сбудутся все ваши надежды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *