Страсти по монашеству. 3

Исторические ссылки критиков Положения также вполне соответствуют «злобе дня»: воспоминают, например, монашеский съезд 1909 года; съезд этот принял важные по тому предреволюционному времени решения; однако что такого судьбоносного в постановлениях об осуждении пьянства, запрете сбора по трактирам и ресторанам, изъятии ученых монахов из ведения архиереев или в предписании «блюсти строгую жизнь» и подчиняться дисциплине?

Советуют также обратить взоры на Запад и поискать путей к обновлению монашества в декретах Второго Ватиканского собора (1962 – 1965). Между тем Собор этот поставил перед монашескими орденами задачу, заключающую в себе самой противоречие: сохранять «древнее установление монастырской жизни» и в то же время применять «первоначальный дух» к «меняющимся условиям времени». Собор призвал «обновить древние традиции, согласовав их с нынешними потребностями душ», для чего «монашествующих, соответственно умственным дарованиям и личному характеру каждого, знакомить с обычаями нынешней общественной жизни и с современными умонастроениями» – католичество, озабоченное в первую очередь миссионерством, «апостольством», все более сглаживает разницу между монашеством и служением в миру. Однако «обновление», как и следовало ожидать, происходило за счет утраты накопленных веками традиций; адаптация к новым общественным и историческим условиям осуществлялась по принципу: «чтобы понять и привлечь мир, надо стать как мир»[1].

Вряд ли кто-то еще, кроме интернетских критиков, желает такого «обновления»=обмирщения для наших монастырей; вряд ли многие из монашествующих готовы предпочесть самоуничижению Христову[2] и сокровищу на Небесах[3] жизнь по плоти, с комфортом и социальными гарантиями, обладая «правами человека» и во всем исполняя свою волю.

Хочется напомнить: Православие, в отличие от Запада, не рассматривает монашество просто как одну из равноценных форм христианского служения: миссионерство, благотворительность, общественное служение не исключаются для монастырей, но не являются целью иночества. C нашей точки зрения монашество есть соль христианства, которая сохраняет евангельский дух и сообщает Церкви духовную мощь и силу противостоять тлетворному воздействию окружающего мира.

Можно рассудить и шире: монашество всегда было верным показателем духовного состояния народа, термометром, показывающим его моральный уровень. Процветающая иноческая жизнь свидетельствует, что и народ пребывает на высоте своего христианского призвания, упадок или уничтожение монашества указывает на религиозно-нравственное разложение всего общества.

Монашество, даже малочисленное, остается оплотом Церкви и залогом ее будущего; хотелось бы, чтоб эта истина дошла до духовенства; к сожалению, священники очень склонны удерживать своих чад  при себе: приходу, естественно, нужна рабочая сила и просвещенные кадры; нередко не только протоиереи, но и иеромонахи всячески отговаривают желающих от ухода в монастырь, основываясь на мифах о всеобщей их непригодности для спасения.

Действительно, первые двадцать лет большинство монастырей посвятило заботам строительства и бытоулучшения; теперь, будем надеяться, наступило время иных приоритетов; наши насельники нуждаются в разностороннем обучении: и бедность, и послушание, и целомудрие, и кротость, и любовь к богослужению, и  устремленность к богообщению  должны быть сознательны и грамотны, то есть подкреплены знанием Священного Писания, истории Церкви и монашества,  литургики, патрологии; нужно, всячески приветствуя интеллектуальные  потребности, найти соответствующие возможности хотя бы для тех, кто хочет учиться; например, у нас в епархии правящим архиереем весьма поощряется заочное обучение монахов в семинарии, а монахинь в духовном училище, таким образом можно получить образование при минимальных отлучках из монастыря. Ну, а те, кто учиться не склонен, найдет другое применение своим дарованиям, было бы желание служить Богу и монастырю.

Красно поистине и добро житие монашеское, если устроено сообразно с теми правилами и законами, которые положили его святым Духом наученные начальники и основатели – так говорил один из отцов Церкви, преподобный Феодор Едесский.  Будем следовать традиции нашей и надеяться, что монашество не оскудеет, что всегда будут рождаться люди, способные с горячей ревностью отказаться от соблазнов растленного мира и следовать за Христом.

[1] www.bogoslov.ru/text/304258.html.

[2] Флп 2, 7-8.

[3] Мф. 19, 21.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *