Прощай, Америка…

Прощай, Америка…

В сентябре 2011 года наша Матушка побывала в США по приглашению Свято-Николаевского собора Православной церкви в Америке. Поводом к приглашению стало авторство книг: «Плач третьей птицы» и «Дерзай, дщерь», издание которой предполагается на английском языке.
Своими впечатлениями о поездке Матушка поделилась с сёстрами в день престольного праздника – Рождества Пресвятой Богородицы.

Около двух часов смотрели фотографии на телевизионном экране и слушали ее рассказ. Выделим из Матушкиного повествования наиболее значительные события, опуская угощения и «шоппинг»: пришлось покупать множество сувениров для сестер и друзей монастыря, что, между прочим, оказалось совсем не просто: хотелось привезти что-то характерно американское, а США, как выяснилось, сами почти ничего не производят; поистине мир стал однообразен: повсюду в магазинах продается одно и то же – китайское! 

Вашингтон

Вашингтон – столица Соединенных Штатов – красивый, зеленый, чистый, малоэтажный город: преобладает «американская мечта» – дом на одну семью, и  «таунхаусы» на трёх-четырёх владельцев, многоквартирных зданий не много. Все строения со вкусом оформлены и ухожены, украшены зеленью и цветами, почти на каждом государственный флаг. Окна обрамлены ставнями, сейчас ими не пользуются, но традиция соблюдается. Особенно поражают красотой и оригинальностью дома в Джорджтауне, самом престижном районе Вашингтона, где селились  знаменитости, например, Жаклин Кеннеди. 

Вашингтон расположен на широте Ташкента, здесь жарко и влажно, рай для тропических растений, названий которых никто из Матушкиных гидов, к сожалению, не знал; повсюду плющ, он ковром стелется по земле и увивает деревья. Прямо в городе скачут белки, к дороге подходят косули, олени. Матушка жила в районе под названием Bethesda, для нашего слуха более привычно «Вифезда», там только жилые дома, а магазины, банк, аптека и прочая «инфраструктура» находятся в центре, на «плазе», т.е. на площади, до которой добираться минут десять-пятнадцать на машине. Очень утешает почти полное отсутствие уличной рекламы: только удобные, частые и подробные дорожные указатели. Множество мусорных баков, поэтому дороги и обочины почти идеально чисты. 

Белый дом

Белый дом можно увидеть только издали. Раньше любой человек мог не только приблизиться, но и войти внутрь, но после событий 11 сентября в целях безопасности доступ ограничен. В субботу в окружающих сквериках толпы, люди что-то выкрикивают, скандируют перед зданием правительства. Слышались лозунги  в защиту «матери-природы», ну и протесты в адрес президента.

Вызывает острую зависть  отношение к старикам и инвалидам: для них всё предусмотрено, обустроено, удобно, везде есть пандусы, например, можно подъехать на машине к магазину и пересесть в коляску. Передвигаются на самых причудливых тележках, чуть ли не на самокатах – но едут! Инвалидов и пожилых людей полно в магазинах, ресторанах, на улицах.

В Америке за всё платят: за дороги, за стоянку, надо газон постричь, прибрать, прополоть в саду – вызывают специального человека. 

Встречи

На первую встречу для узкого круга собрались русские женщины. Они задавали много хороших вопросов, чувствовалось, что они духовно не удовлетворены той жизнью, которую ведут; впрочем это лучше, чем оправдывать себя эпохой и окружением, дескать, «сейчас такое время, что не до духа». Многие русские женщины приехали в Америку со своими мужьями, а через некоторое время кто-то умер, кто-то ушел к другой. Живут не богато, а главное в долг: известно, что Америка – страна кредитов: дом, автомобиль, образование выплачиваются долгие, долгие годы. А пенсионный возраст для женщин в Америке, между прочим, шестьдесят пять лет.

В воскресенье 3 сентября состоялась встреча в храме во имя св. Иоанна Предтечи, принадлежащем прежде Русской Православной церкви за рубежом, а теперь, после объединения, Московскому Патриархату. Служба здесь почти как дома, пение, и чтение, и всё прочее, разве что вместо масла в лампадах горят свечи. «Символ веры» пели по-английски, приходит немало натуральных американцев. Голос настоятеля храма о. Виктора Потапова хорошо знаком верующим России времён железного занавеса: в 1970-80-е годы батюшка проводил религиозные  беседы по «Голосу Америки».

При очень большом стечении народа в храме не меньше половины мужчин, в этом отличие от наших церквей, где по-прежнему значительно преобладают женщины. «Очень горько видеть столько русских людей на чужбине, – так начала свою речь игумения Феофила – надеюсь, это имеет смысл в связи с миссией Православия, которое русские активно распространяют на американском континенте». Во время беседы фотографии монастыря, сестёр и наших питомцев демонстрировались на огромном экране. Публика реагировала очень бурно, впрочем, это весьма характерно для американцев, задавали много вопросов, писали записки с просьбой помолиться, жертвовали какие-то деньги.

Понравился семейственный дух прихода, который укрепляется, конечно, благодаря инициативе настоятеля. После службы священник объявляет о чьём-то рождении и крещении, о чьей-то годовщине или успении, призывает помолиться вместе. Потом все спускаются в трапезную, пьют чай или кофе. Некоторые устраивают на свои средства обед, например в память о почившем супруге. В храме остаются долго, говорят, что ждут каждого воскресенья, чтобы пообщаться. Многие русские, может быть, приходят чтобы просто посмотреть на храм, на своих, послушать родную речь. При храме устроено несколько комнат для ночлега, там некоторое время могут жить те, кому некуда податься. Православному храму в Америке через культурный отдел Посольства России помогает Московская патриархия, например, недавно передали духовно-просветительскую литературу, пополнившую очень хорошую библиотеку.

После храма побывали на кладбище, где обрели последний покой многие наши соотечественники: владыка Василий (Родзянко), о. Димитрий Григорьев, какие-то Пушкины, Камкин, хозяин знаменитого русского книжного магазина, которого теперь, увы, нет. 

Встреча в Свято-Николаевском соборе Американской Православной Церкви состоялась, согласно расписанию, 11 сентября. Беседа была с переводчиком, потому что здесь гораздо больше англоязычных прихожан. А для одной старушки-афроамериканки, как сейчас принято говорить, особый переводчик транслировал происходящее на язык глухонемых.

После беседы многие подходили познакомиться с Матушкой лично, например, Владимир Толстой, красавец восьмидесяти пяти лет, породистый потомок русских аристократов. «Нет-нет, –  сказал он, я не имею никакого отношения ко Льву Толстому, знаю, что вы его не любите»; «ну да –  реагировала Матушка –   Вы же Толстой-американец!».

Другая очень живая старушка, девяностопятилетняя Марина Юрьевна, недоумевала, глядя на фотографии нашего монастыря до пожара и после пожара: «Сёстры ведь не могли построить это сами?!» В Америке такой тип благодетеля, как у нас, непонятен и непостижим. Там жертвуют на благотворительность, да, но при этом имеют и всегда учитывают налоговую скидку. То есть помогают так, чтобы была хоть малая, хоть пятьдесят центов, но выгода. Храм содержится на членские взносы прихожан, время от времени устраиваются благотворительные ярмарки. В этом огромное различие между нашими благодетелями, которые знают, что жертвуют ради Бога, ради любви к ближним и ради спасения своей души. О постах, покаянии, смирении, словом, о духовном разговор как-то не состоялся.

Служба в храме Американской православной церкви ведётся на английском и на русском языках, часов не читают, никаких кафисм, канон на два, стихиры по одной; всенощная, начавшись в пять, в полседьмого уже закончилась. Быть может, эти сокращения, как и новый стиль, воспринимаются как особые традиции Православия в Америке. Оправдываются, мол, сейчас не четвертый век, и правда, должно быть, трудно быть подвижником в стране, где «всё для блага человека», т.е. преимущественно для плоти. Благополучие – худшее из гонений, говорил св. Иоанн Златоуст; эта опасность подстерегает и нас: говорят в Москве во многих храмах так же упраздняют часы, урезают кафизмы и каноны, безбожно сокращая службу.

Матушка побывала в квартире, где жил и умер владыка Василий (Родзянко). Квартира эта – в сущности, одна большая комната, в ней перегородками отделены алтарь, где он ежедневно служил, крохотная кухня и совсем крохотная спальня: в ней вдоль окна устроена полка, на которой помещались иконы, книги, на ночь их ставили на окно, а из полки выдвигали раскладушку. У Владыки случился инсульт, когда он стоял на коленях перед иконами. Дня через три он умер.

Мэрилин Суизи, американка, духовная дочь епископа Василия, была, очевидно, самым близким к нему человеком, досматривала его в последний период долгой жизни. Именно с Мэрилин у Матушки получился разговор «душа в душу», так отозвалась она об этой встрече. Мэрилин сердцем понимает Православие и считает, что в Америке нет той глубины веры, что в России. Она американка по происхождению, училась в Гарварде, где одной из преподавателей была бывшая фрейлина нашей императрицы. Именно она зажгла в Мэрилин жгучий интерес к России. В её кабинете есть иконный угол, в центре икона Марии Магдалины, в честь которой она крещена, на стенах много фотографий царской семьи. В 1960 году в возрасте двадцати лет Мэрилин приезжала в Россию, попала в Троице-Сергиеву Лавру. «Войдя в Троицкий собор, рассказывает она, – я поняла, что здесь истина, здесь вера и правда, и дала слово помогать верующим в России». И действительно помогала, организовала тогда своих соотечественников, они отправляли посылки в СССР, заступались за репрессированных, пикетировали около Советского посольства против массовых арестов христиан.  

Другим коренным американцем, с которым у Матушки была недолгая встреча после вечернего богослужения, был владыка Иона, предстоятель Американской Церкви. Он несколько лет до принятия сана жил на Валааме, много раз бывал в России, даже совсем рядом с нами, в Тихоновой пустыни. «Не могу без России», –  сказал он по-русски с американским акцентом.

Матушке неоднократно задавали вопрос, который сейчас почему-то обострился: о переводе служебных текстов на русский язык; попросили даже оценить служебник, изданный общиной о. Георгия Кочеткова. Матушка отсылала к статье о. Сергия Правдолюбова, которая есть в интернете, и особенно подчеркивала рекомендацию о.Сергия отложить  эту острую тему «ради мира церковного». 

Поездки

В Вашингтоне Матушка побывала в культурном Кеннеди-центре, где в течение целого дня можно бесплатно слушать концерты, оперу, классическую музыку; по вечерам здесь гастролируют разные группы и труппы, например, в тот день рекламировался китайский театр. Кеннеди-центр, как множество зданий в центре столицы, величествен и огромен.

Такое же громадное, помпезное сооружение в древнеримском стиле представляет собой библиотека Конгресса США. Там много старинных фолиантов, вывезенных в своё время из Европы. Для посещения открыты только некоторые залы, где выставлены древние книги XV-XVII веков.

В Labor day (День Труда, государственный праздник) посетили оранжерею, что доставило массу впечатлений и головную боль, видимо, от испарений каких-то растений. Они там размещены по регионам: тропики, север, джунгли, Гавайи, пустыня и так далее.

Целый день отвели на посещение Национальной галереи. Матушка прилежно фотографировала, но оказалось, что переснятые шедевры таковыми быть как бы перестают, в оригинале они  прекрасны и неотразимы. С одной стороны, вроде все авторы и картины известны, но совсем иное впечатление испытываешь, видя великие произведения лицом к лицу. Половину экспонатов, между прочим, купили, к сожалению, у нас в Эрмитаже. Сил хватило посмотреть только византийские иконы, Средневековье и Возрождение. Да, еще Матушка купила несколько качественных репродукций для нашей библиотеки, в том числе серию «Кошки» Энди Уорхола.

В другой день, когда метеорологи предсказали ураган и считалось опасным куда-нибудь ехать, посетили Католический собор, второй по величине после Ватиканского. Колоссальные размеры, всё в золоте и мозаике, крыша тоже, громадный Христос в чем-то красном нависает над главным алтарем. Здесь все подавляет, трудно сопоставить эту грандиозность с тем фактом, что Господь родился в хлеву…

Прямо против собора Католический университет, в который зашли, поскольку один из его преподавателей, профессор Вадим Князев – русский. В Его кабинете висит икона Святой Троицы, а по воскресеньям он прислуживает в алтаре в православном храме. Сотрудники в его лаборатории тоже русские: Ксения и Константин. Недавно Вадим приезжал в Россию, как иностранец: «В Москве теперь как в Вашингтоне, все говорят с акцентом». С горечью он вспоминает время, когда, окончив институт, пришлось покинуть Россию: ни работы, ни науки родина не предоставила. Но в Америке, похоже, он так и остается гостем, говорит: «они» не знают даже, что некоторые элементы таблицы Менделеева открыты русскими учёными!». «Ну хоть Менделеева знают – сказала Матушка».

На море (Чесапикский залив) ездили в Аннаполис. Это очень уютный, симпатичный город, известный тем, что здесь находится Военно-морская академия США, объехали город с моря на катере, в гавани много всяких кораблей и военной техники США. Запомнилось одно фото из жизни курсантов этой Академии. Они, когда женятся, то на пороге церкви встречают молодожёнов, выстроившись особым образом и скрестив шпаги (см. фото). Близлежащий город Балтимор – промышленный, море есть и там, прокатились на морском такси. Русские ездят в этот город закупать российские продукты.

По дороге в горы Аппалаччи заехали на ферму. Американцы приезжают сюда купить свежие овощи и фрукты, которые даже дороже, чем в магазине. Там можно нарвать яблоки прямо с дерева: плоды крупные, сочные, а вкус неинтересный, сладкие и всё. Яблоки из нашего сада Матушке и её спутнице показались вкуснее.

Смотреть и слушать океан отправились в Атлантик-сити, проехав более трёх часов. Океан в ярких лучах солнечного света кажется серым, а не синим и никогда не бывает совсем спокойным, как море в штиль. В этом городе разрешены игорные дома, всевозможные аттракционы и поэтому здесь, в отличие от столицы, появляется реклама на улице. Игорная сеть всё расширяется, частные дома сносят, освобождая землю для новых заведений. Повсюду поразительно много старых людей, приезжают сюда ради игры, в таких городах специально дешевые отели. Вдоль набережной сплошь магазины, сувенирные лавки, массажные салоны, кофейни, ресторанчики и ларьки с чем-то съестным, на вид совсем не привлекательным. Запах океана совсем заглушен запахом еды. Американцы часто, много и сытно питаются, а в промежутках жуют жвачку и чрезмерно громко разговаривают. 

Была одна короткая встреча с монахинями, недавно переселившимися в Америку из Греции по приглашению владыки Ионы; большинство американки по происхождению. Они приветливо встретили Матушку, предложили чай. Матушка пригласила игумению Емилиану в гости в Россию, но та, не произнеся ни слова, молча показала в небо, что означало: как воля Божия. Маленькая община столкнулась с неимоверными трудностями: нет жилья, нет средств, нет помощников. Теперь мы молимся, чтобы Господь помог и сестры как-то устроились и остались: Америке нужны монастыри, нужны проповедники Православия. Игумения Емилиана спросила, приедет ли Матушка в Америку еще, и Матушка тоже молча показала на небо. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *