Три года после пожара

4 мая 2007 года в седьмом часу вечера сестра, возвращавшаяся в корпус из коровника, увидела клубы дыма, валившие из окна мансардного этажа келейного корпуса. Немедленно вызвали пожарных. Из храма, с огорода, со скотного прибежали сестры. Ин. Александра бросилась за клеткой с Чучкой, мон. Игнатия успела вынести Багиру, мон. Любовь – Айрис. Выброшенная из окна Белинда принялась бегать по крыше веранды и крепко пострадала. Баст выбросило взрывом со второго этажа на землю.

Едкий дым мгновенно заволок второй этаж, в корпусе встала непроглядная тьма. Из канцелярии успели взять только несколько папок с документами, паспорта сестер, из матушкиной кельи – Чикиту, лежавшие на виду конверты с последними пожертвованиями, сумку. Бедные перепуганные Тайка, Сэсси, Нюся куда-то забились от дыма, их не нашли.
Машина прибыла минут через 20. Пожарные вытащили шланг и начали поливать окно, приоткрытое, как форточка, из-за чего вода внутрь не попадала, лилась на стены. Никто из тушивших даже не попытался войти в здание, подняться к очагу пожара, может быть, из-за отсутствия соответствующего снаряжения. Сестры стояли перед домом, оцепенев. Мы до последних минут надеялись, что пожарные отсекут, локализуют огонь, и пристройка, где располагались библиотека, зимний сад, певческая, медицинский кабинет, приемная, канцелярия, все компьютеры, уцелеет.

Вода закончилась. Пожарные уехали заправлять цистерну; к их возвращению примерно через 20 минут пылал весь дом. Далее они спасали и спасли котельную и дом священника. Через два часа на месте красивого благоустроенного корпуса дымилась, шипела, плевалась искрами бесформенная груда углей, над которой нависали черные куски швеллера, похожие на гигантские ребра сгоревшего животного.

Наши близкие друзья, жители Кондрова, узнав о пожаре, немедленно приехали в монастырь, привезли самое необходимое – продукты, теплую одежду, одеяла, матрацы, постельное белье, посуду.

В десять вечера сестры собрались на просфорне, которая осталась единственным более или менее просторным помещением. На ночь кое-как разместились в свободных паломнических кельях старого корпуса по два-три человека (прежде жили поодиночке); трое поселились в недостроенной гостинице за оградой.

Вряд ли кто спал в эту ночь; смотрели, как огонь пожирал самое дорогое наше сокровище – библиотеку. Мы возненавидели запах дыма. Плакали об утратах – сгорели три кошки, водяные черепашки, рыбки в двух аквариумах, афонские кипарисы, выращенные из семечек, кофейное дерево и множество других экзотических растений в зимнем саду, ящики с овощной и цветочной рассадой, розы; скорбели о иконах, святынях со всего света, собранных в витринке-музее, фотографиях, засвидетельствовавших историю обители…
И повторяли про себя, как Иов: Бог дал, Бог взял, буди имя Господне благословенно.

1 комментарий

  1. Даже не знаю,какой крепости нужен дух,чтобы безропотно (ну,хотя бы относительно безропотно)перенести это все…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.