Печаль о братьях Киреевских. Валентин Волков. Калуга: Изд-во «Гриф», 2009.

Печаль о братьях Киреевских. Валентин Волков. Калуга: Изд-во «Гриф», 2009.

Творческое наследие братьев Ивана и Петра Киреевских невелико и сведения об их биографии очень скудны, но в романе-хронике В. Волкова жизнь философов и просветителей ХIХ века предстает в богатом разнообразии всех событий и переживаний. Иван Васильевич – философ, талантливый литературный критик и публицист, Петр Васильевич – неутомимый и самоотверженный собиратель народных песен.
Перед нами проходит вся жизнь братьев. Семья принадлежала к древнему козельскому дворянскому роду, который отличался доброй славой. Крестьяне любили Василия Киреевского как отца. Однажды из соседней деревеньки, владелец которой собирался ее продавать, к нему пришли мужики с просьбой купить их.

С детства братья проявляли склонность к задумчивости, размышлению. От родителей получали уроки православной веры и благочестия. Отец завещал им весь ум и душу направлять на благо Отечества, что и было ими достойно исполнено. Во время заграничного путешествия и обучения в Германии им открылась вдруг любовь к России, захватывающая все сердце, весь разум. Идеи всеобщего просвещения бедного закрепощенного народа, поиски путей преобразования общества не давали покоя.

Их молодость кипела в центре светского окружения: вечера, балы, рауты, приемы гостей у себя и посещения литературных салонов. А временами одолевала «страшная тоска – болезнь души мыслящей». Но революционные настроения братьям были чужды. Постепенно пришло мучительное сознание «вселенского несовершенства жизни». Сколько выдержано испытаний! Беды и удары следовали сплошной полосой. Закрытие императором журнала «Европеец», невозможность публиковаться и издавать свои труды, смерть близких и собственные болезни. Иван находил утешение в своей семье, а Петр страдал в одиночестве.

«От душевного упадка может спасти только деятельность, живая, беспрестанная, утомительная. Человек создан не для тихой счастливой жизни, а для нравственного труда, он должен завоевать свое достоинство, пробиваться к добру сквозь страсти, заблуждения и беды», – писал Иван Васильевич. Иван и Петр сохранили чистоту души перед Богом и людьми. Научились из всего на свете, из Добра и Зла, извлекать душевную пользу.
Мы знакомимся на страницах книги с доступными и простыми мыслителями Европы Шеллингом и Гегелем. Братья Киреевские состояли в дружеских отношениях с Тютчевым, Языковым, Пушкиным, Шевыревым, Аксаковым, общались и советовались с Гоголем, Тургеневым, а Жуковский приходился им родным дядей.

Восстание декабристов, споры об отмене крепостного права, разделение философских течений на западников и славянофилов и другие факты российской истории касаются жизни Киреевских самым прямым образом. Со временем взгляды братьев менялись. В зрелом возрасте они уже полностью отвергали все западное. Под влиянием жены Наталии Петровны Иван обрел православное мировоззрение, сложились близкие отношения и совместное творчество со старцем Оптинским Макарием; издание его рукописей и другой духовной литературы влило в душу свежую энергию.
«Как далеко отстал от Бога просвещенный мир! Русского благочестия, духа смирения, русской духовности недостает слишком горделивым и самонадеянным умам Запада. Народ надо звать не к оружию, а к умной душеполезной книге», – с радостью провозглашал Иван. Разрешились все его многолетние искания. К завершению земного пути Иван Васильевич стал известен не только как православный философ, но еще и как крупнейший издатель святоотеческой литературы, благотворитель Оптиной пустыни.

«А простой русский народ поет всегда, когда ему весело и когда ему грустно!» – восклицал Петр Киреевский. Он нашел великое разнообразие форм, красок и выражений в народном эпосе: песни обрядовые, солдатские, игральные, святочные, лирические, протяжные; а также басни, былины, поговорки, прибаутки. Петр Васильевич собрал более 2000 таких произведений! Неспроста весь ученый люд тогда загорелся интересом к устному народному творчеству. А он приложил все силы, чтобы это сохранилось, не пропало в океане Времени.

Автор с любовью и уважением к своим героям сознается, что в книге есть и домысел, но домысел, соответствующий судьбам и мыслям братьев. Утонченный, витиеватый язык романа отвечает описанной эпохе. Почти все действия происходят на Калужской земле и в Москве. Книга оправдывает и свое название – печаль сопутствует читателю от начала чтения до конца. Но печаль светла, как и память об ангелах русского духа, Иване и Петре Киреевских, 200 лет назад положивших всю свою жизнь на алтарь Отечества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *