Обет послушания

Обет послушания – самый трудный, не только для соблюдения, но прежде всего для уразумения: ведь чтобы принять какую-либо заповедь к исполнению, нужно ее осмыслить, согласиться с нею, пожелать быть ей верным. А тут возникает буря сомнений и вопросов: например, почему МНЕ слушаться этого дурака; ведь чаще всего тот, кто командует, вынужденному повиноваться кажется в лучшем случае ничем не достойнее себя.

Конечно, в основе послушания лежит доверие. Но нет, не к человеку, который приказывает, а к Богу, вверившему мою особу этому человеку. Если мыслить в таком направлении, ничего и никого не убоишься, всегда будешь с молитвой возводить взоры к единственному Хозяину, не сомневаясь, что без Его воли и волос с головы не падает. Так обретается истинная свобода.

     Далее, не утихают споры вокруг вопроса о пределах послушания: должно оно быть «слепым» или все-таки иметь какие-то нормы, определяемые уставом и здравым смыслом? Думается, степень послушания зависит от степени веры. Если вера беспредельна, беспредельно и послушание, а если одолевают сомнения, скажем, в своих силах исполнить благословение или в компетентности благословляющего, целесообразнее, как советовал святитель Игнатий (Брянчанинов), жительство по совету или по книгам (что хуже, т.к. книги адресованы всем, без учета конкретной индивидуальности). Главное – искренность и готовность принять чужую волю, в противном случае ропот, бунт и самооправдание перевесят пользу от подвига, сами по себе благие намерения известно куда ведут. Послушание из страха, ради выгоды или человекоугодия достижением не является.

Для монахов способность к сознательному послушанию – чаемая добродетель, стяжеваемая десятилетиями душевной борьбы и молитвы. Монах следует за Христом, а Господь наш, как известно, послушлив был даже до смерти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *