Militem Christi . Монашеский постриг

Militem Christi . Монашеский постриг

Чин монашеского пострига, отраженный в Последовании малого образа, еже есть мантия, похож на армейский обряд принесения присяги, ибо монах, по замечанию преподобного Ефрема Сирина, подобен воину, идущему на брань; монах снаряжается перед битвой, получая мантию, именуемую броня правды, клобук – шлем спасения, четки – меч духовный, крест – щит веры от стрел лукавого.

Надо сказать, армейская терминология укоренилась в лексиконе Церкви с самого начала; Таинства, например, обозначались словом sacramentum – переводится как «присяга»; язычников называли pagani – римские солдаты это словечко презрительно отпускали по адресу штатских, способных дезертировать во время опасности. Предательство Иуды воспринимали как измену на поле боя, а понятие «верующий» совпадало с понятием «верный», т.е. преданный, испытанный, надежный.

«Благоугождайте Тому, для Кого воинствуете вы, от Кого и получаете содержание; пусть никто из вас не будет перебежчиком; крещение пусть остается с вами как щит, вера как шлем, любовь как копье, терпение как полное вооружение…». Так писал Игнатий Богоносец, священномученик II века, и очевидно, что его пожелания относились ко всем без исключения христианам. Такое было время: за исповедание Христа беспощадно преследовали, и выбрать Его весьма часто означало выбрать тюрьму, истязания и смерть, имея надежду на вечную жизнь с Ним.

Но в IV веке ситуация изменилась: сами властители стали крещеными, и гонения прекратились. Верующие получили мирное благоденственное житие, возможность не только свободно молиться своему Богу, но и участвовать в созидании христианской империи.

Однако такая перспектива привлекала не всех. Некоторые, заподозрив, что  мирское благополучие, материальное процветание и удовлетворение плоти может стать для души опаснее Нерона, покидали города, чтобы обрести свободу от сладких земных пут, уподобившись Спасителю: Он, находясь в пустыне, противостал сатане, отвергнув его соблазны.

Впрочем, мiр в большинстве своем принял диавольские посулы, пожелав беструдной жизни, сытости и богатства любой ценой. Превратить камни в хлебы – не значит ли презреть пот лица и получать дары природы без усилий; броситься с храма в расчете на сверхъестественное вмешательство – не значит ли дерзко уповать на магию, на чудо без Бога, в хищническом стремлении присвоить «тайное знание» и бесстыдно пользоваться им; а поклониться, признав авторитет сатаны – разве не готовность пожертвовать идеалами, убеждениями и собственной душой ради земного преуспеяния.

Три монашеских обета соответствуют трем искушениям Господа. Отказ от имения означает готовность надеяться лишь на Господа; хранение чистоты возвращает единство разума и чувства – целомудрие; послушание воспитывает отречение от собственной воли в пользу воли Божией. Давая обеты, монах свидетельствует перед Богом свое намерение сражаться на Его стороне против духов злобы поднебесной (Еф. 6, 12).

Изменение имени берет начало в Евангелии: Господь нарекает Симона Петром (камнем), братьев Зеведеевых сыновьями грома, Савл (желание) преобразуется в Павла (дивный, избранный); ясно, что имя теснейшим образом связано с особенностями личности, и перемена его подразумевает начало новой жизни, преображение. Также и пострижение волос, которое совершается, как и крещение, в знак оставления прежних грехов и заблуждений.

Особая форма отличает монахов как людей долга, поставленных на служение Богу, подобно форме армейской. Демобилизация не предусмотрена: постриг нельзя зачеркнуть ни женитьбой, ни переменой намерений; отказ от чести монашества означает участь отверженного Исава.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *