Мартин Лютер и лютеранство

Мартин Лютер и лютеранство

Мартин Лютер

Мартин Лютер (10 ноября 1483 – 18 февраля 1546 г.) – родоначальник Реформации, в ходе которой возникает протестантизм как одно из трёх (наряду с православием и католицизмом) главных направлений христианства. Название «протестантизм»: протест, поданный в 1529 году шестью князьями и четырнадцатью свободными немецкими городами против преследования лютеран.

Началом Реформации считается 31 октября 1517 года, когда монах-августинец Мартин Лютер прибил к дверям храма в Виттенберге, где обычно проводились торжественные университетские церемонии, свои знаменитые 95 тезисов. В них пока не было отрицания верховной власти римского папы. Тезисы оспаривали практику индульгенций, которая в то время особенно широко распространилась в целях покрытия расходов на строительство собора святого Петра в Риме.

Первые последователи Лютера называли себя еще не лютеранами, а «мартинианами». Была подготовлена папская булла с отлучением Лютера. Я не могу и не хочу ни от чего отрекаться, ибо неправомерно и неправедно делать что-либо против совести. На том стою и не могу иначе. Помоги мне Бог!».

Реформация породила эпоху религиозных войн – как гражданских, так и международных. Они длились более 100 лет до 1648 года.

Лютер решительно отверг принудительное безбрачие духовенства, в том числе и на собственном примере. В 1525 году он, бывший монах, в возрасте 42 лет женится на 26-летней тоже бывшей монахине.  В браке у них родилось шесть детей.

Лютер в 1522 году переводит на немецкий язык и издает Новый Завет, а в последующие 12 лет и Ветхий Завет. Этой лютеровской Библией немцы пользуются до сих пор.

Пять основ протестантского богословия или Пять «только» — основные принципы протестантской теологии, которые на латыни выражаются в форме фраз: Sola scriptura («только Писание»), Sola fide («только верой»), Sola gratia («только благодатью»), Solus Christus («только Христос»), Soli Deo gloria («только Богу слава»).

Аугсбургское исповедание Меланхтона

Аугсбургское исповедание Меланхтона: самый ранний из официальных вероисповедных документов, до сих пор являющийся богословской нормой для лютеран. Был выработан Меланхтоном и одобрен Лютером как изложение исповедания веры лютеранской церкви. Документ был представлен Карлу V на рейхстаге в Аугсбург. Аугсбургское исповедание во второй редакции было подписано Кальвином и прочими реформатами, а потому из лютеранского исповедания веры оно превратилось в общепротестантское. После смерти Лютера Меланхтон встал во главе лютеранства. После своей смерти был погребен рядом с могилой Лютера.

Главные заблуждения лютеранства

О первородном грехе

О первородном грехе: мы проповедуем, что после грехопадения Адама все естественно рождаемые люди зачаты и рождены во грехе, это означает, что все они от материнской утробы расположены ко злу и по природе своей не могут иметь ни истинного страха Божия, ни истинной веры в Бога. Кроме того, мы проповедуем, что этот наследуемый порок, этот первородный грех поистине является грехом и потому все те, которые не возродились к новой жизни посредством крещения и Святого Духа, обречены на вечный гнев Божий.

Протестанты подчеркивают, что человек не достигает спасения своими силами, а получает его от Бога совершенно незаслуженно, даром, благодаря искупительной жертве Христа. Это учение блж. Августина. Он считал, что человеческая природа испорчена грехопадением Адама и Евы, что воля человека способна склоняться только к злу и греху. Бог предопределил одних людей к спасению, а других – к осуждению.

Основные и характерные признаки, присущие протестантизму, – это признание Священного Писания (Библии) как высшего авторитета в вопросах веры и христианской жизни. Понимание Библии в протестантизме – на совести каждого верующего. Поэтому в протестантизме много течений. Протестанты отрицают чистилище, не верят в заступничество святых перед Богом, отрицают действенность молитв за умерших.

Для протестантов характерно чтение Писания и проповеди во время богослужения, некоторые течения отвергают особые облачения (одежды) духовенства, алтари, свечи, распятие, церковную живопись, музыкальные инструменты. Богослужение совершается на национальных языках.

Протестантизм подчеркивает, что верующие могут напрямую обратиться к Богу, не нуждаясь в посредничестве священника. Хотя в протестантизме существуют пасторы, проводящие богослужения, им не придают особого священного характера и считают равными со всеми остальными верующими. Епископ у протестантов больше администратор, чем священник.

В отличие от Православия лютеранство признает лишь два полноценных таинства – Крещение и Причастие. Лютер как таинство отверг даже покаяние, хотя его «95 тезисов» начинались с требования, «чтобы вся жизнь верующих была покаянием». Также в протестантизме практически с самого начала начались споры о природе евхаристии и способе присутствия в ней Господа. Лютер по этому важнейшему вопросу сильно разошелся с Цвингли и Кальвином. Последние понимали присутствие Тела и Крови Христа лишь как символические, «возгревающие веру» действия. Лютер же, отвергнув учение о пресуществлении, не отказался от реального, но невидимого присутствия Христа; но не в хлебе и вине.

Восставая против папства, Лютер имел намерение освободить верующих от духовного деспотизма и произвола. Но, отвергнув авторитет папы, он отверг и авторитет римско-католической иерархии, а затем и авторитет святых отцов и Вселенских Соборов, то есть отверг все Священное Предание, тем самым дал полный простор произволу в делах веры, что привело к разделениям.

Дав народу Библию на национальном языке, немецкий реформатор считал, что Священное Писание ясно само по себе и что всякий человек, не закоснелый во зле, будет правильно понимать его без руководства Преданием Церкви. Однако он ошибся: даже ближайшие сподвижники его различно толковали одно и то же библейское место. Определение достоинства священных книг стало зависеть от личного взгляда каждого.

Против лютеранского учения о том, что Священное Писание является единственным источником Божественного откровения, можно заметить следующее:

1. Иисус Христос и апостолы проповедовали христианское учение сначала только устно. Так же это учение распространялось и после них. Следовательно, Священное Предание на первых порах существования Церкви Христовой было единственным источником христианского учения.

2. После появления Священного Писания Священное Предание не стало излишним; апостол Павел, оставивший после себя писаний больше других апостолов, писал: «братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим. Итак, Священное Предание, как устный источник Божественного откровения, необходимо. И лютеране сами прекрасно понимают это, и доказательством служит наличие у них символических книг, которые для них являются тем же преданием, но только человеческого происхождения.

Лютеранское учение о спасении и оправдании одной верой

Лютер, естественно, отверг и все то, что римо-католики считают средствами принесения такого удовлетворения, в том числе и необходимость для оправдания добрых дел, и провозгласил основой протестантской сотериологии свое учение об оправдании (или спасении) одной верой (sola fide).

Лютер, как и католики, видит основной путь спасения грешников от наказания не в стремлении к нравственному очищению и святости, а лишь к уходу от наказания.

«Удовлетворение за грехи невозможно, потому что никто не знает, сколько бы он должен был сделать добра за один только грех, не говоря уже обо всех». В системе взаимоотношений между человеком и Богом такой неопределенности не должно быть: при соблюдении известных условий христианин должен быть совершенно спокойным за свое спасение.

В «Формуле согласия» лютеране заявляют: «Нужно отвергнуть мнение, будто добрые дела необходимы для спасения». Христос уплатил все, и от человека ничего не требуется. Так сложилось лютеранское учение об оправдании одной верой, которое является краеугольным камнем лютеранства.

Такое мнение Лютера исходит из понимания им веры как уверенности христианина в своем личном спасении. Однако и вера – не заслуга человека. Она «дар Божий». У Лютера можно найти сравнения человека с «соляным столбом» и «чурбаном». Человек даже хуже чурбана, потому что упрям и враждебен.

Сущность самого оправдания в лютеранском вероучении состоит в «объявлении» грешника праведным («невменении» и «пронунциации»), после которого грешник становится праведником в силу того удовлетворения, которое принес Христос. Бог перестает гневаться на грешника, потому что за грехи его Он получил полное удовлетворение. Перемена происходит, таким образом, не в человеке, а в отношении к нему Бога. В человеке перемена лишь в том, что раньше он подлежал наказанию и был в страхе, а после пронунциации он – «радостное, ликующее дитя Божие».

«В оправдании нам усваивается праведность Христова, без того, что мы сами в своей нравственной природе стали праведными», т.е. речь не об усвоении человеком праведности Христовой, а лишь о юридическом вменении ее человеку.

Коренное отличие от православия учения Лютера об оправдании одной верой заключается в различном толковании евангельского учения.  «Формула согласия» утверждает, что «честь оправдания принадлежит не нашим жалким делам, а Христу», православные признают правильность этой мысли. Дела не являются «заслугой» человека перед Богом, он не приобретает своими делами права на спасение. Спасение – дар Божий. Но этим даром пользуются не все. Праведность недостаточна для спасения, но она составляет нравственное условие спасения, и этим объясняется, почему дар спасения получают не все. Идя к Богу, человек соучаствует всем своим существом в Кресте Христовом, чтобы и совоскреснуть со Христом.

Именно в понимании спасения лежит основа вероисповедных расхождений. «Православие и инославие противоположны между собой так же, как… себялюбие… и жизнь по Христу», правовое и нравственное, христианское». В правовом мировоззрении отношения Бога и человека «подобны отношениям царя к подчиненному и совсем не похожи на нравственный союз»; Бог для человека представляется «только средством к достижению благополучия». Нравственное же мировоззрение полагает высшее благо человека в святости и источник этой святости видит в Боге. Для православного сознания грех составляет величайшее зло. В понятии спасения православный на первое место поставит освобождение от греха. «Человека Бог украсил даром свободы» (Григорий Нисский). Непроизвольная святость не может быть святостью.

По православному учению «человек спасается тем, что он находится в единении со Христом, как ветвь с виноградной лозой; это единение укрепляет его решимость соблюдать волю Христа, и требует от него усердия.  Успокаивая, усыпляя совесть человека тем, что он уже спасен, если он имеет веру, лютеранство приводит человека не к смирению, а к гордости.

Аморальности в лютеранской среде, конечно, не наблюдается; напротив, можно говорить о жестком лютеранском благочестии. Однако у лютеран нет понятия внутренней борьбы со грехом, аскезы, ибо если человек спасен, внутренняя борьба по преодолению тех или иных страстей и пороков не нужна.

Ни теоретическая вера лютеран, ни созерцательная ее сторона, ни самый факт уверенности в собственном спасении этого спасения не даруют. Его дает лишь вера, которую можно назвать живой. «Веруем, что человек оправдывается не просто одною верою, но верою, споспешествуемою любовью, то есть через веру и дела».  

Учение о Церкви

По учению Лютера, истинная Церковь существует там, где «веруют в Евангелие, исповедуют Христа и имеют Святого Духа». Поэтому истинная Церковь существовала и существует везде, куда занесено Евангелие, хотя бы в таких местах верующие не имели возможности приступить к Таинствам. Эта невидимая Церковь и и есть Церковь святая и непогрешимая. Дух животворит ее Собою.

Совсем не такова Церковь видимая. Она – внешнее христианское общество, соединяющее своих членов только внешними средствами, это только масса. А так как к невидимой истинной Церкви принадлежат только оправданные, святые, то все вступившие в Церковь равны между собой.

«Духовное священство, – говорит Лютер, – есть принадлежность всех без исключения христиан. Поэтому мы и не нуждаемся ни в каком другом священнике, кроме Христа. Поэтому нет разделения на паству и иерархию. Всякий может проповедовать Слово Божие и совершать Таинства. Они избираются из людей, способных к отправлению священнических обязанностей, это называется ординацией, которая является только формальным, правовым признанием известного человека имеющим власть и обязанность учить всех членов своей общины и совершать для них различные требы. Отсюда пасторы в лютеранстве – только чиновники, а не духовные лица. Этим оправдывается ЖЕНСКОЕ СВЯЩЕНСТВО.

Совершенно неверно считать, что к Церкви принадлежат только праведные и святые. Христос пришел на землю спасти погибающих и призвал в Свое благодатное Царство всех грешников. Совсем не достаточно для спасения знакомства с Евангелием, вследствие которого якобы возникает вера; тогда дело Спасителя оказывается излишним.

Учение о Таинствах

Таинства – это символические действия и знаки, возгревающие веру.

Если человек спасается одной верой, то внешнее посредство вроде символических знаков излишне, а между тем, по лютеранскому учению, они все же приносят благодать.

Символические книги Лютера признают необходимость священства и его постоянного существования для совершения Таинств. Но отпущение грехов в случае нужды может осуществить каждый христианин.

Особого внимания заслуживает факт, что лютеране признают крещение младенцев, несмотря на неспособность последних верить.

О Евхаристии лютеране учат, что хотя она и может быть признана Таинством, так как вид хлеба и вина напоминает нам о голгофской жертве, но пресуществление Святых Даров они отрицают, предпочитая говорить о «присутствии» в Евхаристии Тела и Крови Христовых.

Что касается исповеди, то Лютер не захотел признать за покаянием силы благодатного Таинства, способного оказывать реальное воздействие на нравственное состояние человека. По Лютеру, священник на исповеди лишь объявляет о прощении грехов, совершившемся ранее по заслугам Христа. Впоследствии в лютеранстве утвердился взгляд на исповедь как на нечто необязательное.

Отвержение живой связи между Церковью земной и небесной

Лютеране отвергают живую связь между Церковью земной и небесной, т.е. призывание святых, почитание святых мощей и икон и молитв за умерших, основанием для чего служит их учение об оправдании человека одной верой: если через веру человек становится в непосредственные отношения ко Христу, то никакое посредство для него не нужно и даже излишне. Святые – это замечательные исторические лица, о которых можно вспоминать с уважением, но к которым незачем обращаться с молитвой, ибо через это умаляются заслуги Иисуса Христа. Почитать же святые мощи – значит покровительствовать суевериям и всякого рода злоупотреблениям. Почитание икон запрещено заповедью «Не сотвори себе кумира» О молитве за усопших в Священном Писании нигде не сказано, значит, они недопустимы.

Умалив значение Церкви, лютеране отвергли значение и молитвенного общения Церкви земной с Церковью небесной.

Историческое значение реформации

Согласно великому немецкому социологу Максу Веберу в его знаменитой работе «Протестантская этика и дух капитализма», Лютер не только положил начало Реформации, но и дал решительное начало зарождению капитализма. У Лютера: «служить Богу есть не что иное, как служить ближнему, будь то ребенок, жена, слуга, кто телесно или душевно в тебе нуждается; это и есть богослужение».О спасении у Лютера гарантом спасения выступает крестная жертва Христа, и личная вера в Спасителя есть, в первую очередь, доверие Богу и земной своей судьбы, и спасения своей души;  впоследствии речь о «заслуженной благодати», обретаемой посредством мирского служения людям. Главное: профессиональное призвание понимается как Божий призыв.  Мастерство и экономическая эффективность выступают как свидетельства богоизбранности, а постоянное совершенствование в своей специальности понято как моральный долг перед Богом, ответственность за исполнение услышанного призыва. В силу этого трудолюбие есть, с точки зрения П.Э., максимальная ценность; деловой успех выступает свидетельством достойного выполнения долга, если в католицизме призрение нищих – «людей Божьих» – богоугодно, то протестантизм видит милосердие в предоставлении возможности обучиться ремеслу и работать (не рыбу дают, а удочку – «пуританская трудовая этика»). Пуританство было чисто английским движением, причём движением меньшинства. пуританская идеология со своим отказом от роскоши и излишеств, оказалась близка зарождавшемуся слою буржуазии в противовес феодальной аристократии. Но пуританский образ жизни не пришёлся по вкусу англичанам. В конечном счёте монархия была восстановлена, что ознаменовало крах пуританства в Англии. Носители пуританской идеологии, подвергаясь гонениям, стали переселяться в Новую Англию (северо-восток США) и континентальную Европу, где создавали церковные общины. Этим пуритане определили религиозную жизнь Америки на столетия вперёд, заложив основы морали, этики и культурных традиций. Кроме этого, современные пресвитерианские, конгрегационалистские и баптистские церкви строятся на принципах пуританства.

Мартин Лютер, особенно в начале своей реформационной деятельности, не имел никакого намерения разрушать единство Церкви. Разделение западного христианства на множество различных исповеданий, существующих в современном мире, потребовало целых столетий, и завершение этого процесса не закончилось и на сегодняшний день. Вместе с тем именно лютеранству в большой степени присуще стремление к экуменизму, к достижению единства христианской Церкви.

Почти с самого начала немецкая Реформация за вышла за пределы Германии и имела решительное влияние в Скандинавии и восточноевропейских странах, а также в Швейцарии и во Франции. И даже Кальвин не считал для себя зазорным называться учеником Лютера. В этом видна одна из характернейших черт лютеранской Реформации: она никогда не была только национальным делом, хотя у англо-саксонских писателей часто проявляется склонность определить Реформацию как «тевтонскую» форму христианства. Если Англиканская Церковь, например, ограничивалась обычно только странами, завоеванными Англией, то лютеранская Реформация распространилась во всех частях Скандинавии и во многих восточноевропейских странах в течение XVI столетия, а позднее пустила глубокие корни в Северной Америке и Австралии, где и развивается вне политического влияния Германии. Именно благодаря своему интернациональному характеру лютеранская Реформация существует сегодня в Центральной и Северной Европе (Германия и восточноевропейские страны, Скандинавия и Финляндия), в Северной Америке и на большой части территорий, где действуют так называемые «молодые Церкви», основанные миссионерами протестантизма в XIX и XX столетиях.

Догматическая окраска знамени Реформации, поднятого Лютером, кажется, не имела ничего общего с представлениями о характере церковного обновления, проникнутыми, как мы видели, скорее каноническими и моральными тенденциями, но все же легко показать, что основные догматические положения реформаторов XVI в. вытекали из глубин церковного сознания и в какой-то степени явились плодом и завершением настроения и идей предреформационного периода.

В самом деле, идея примата Вселенских Соборов переросла в процессе Реформации в отрицание папской власти, а затем и иерархии в целом; стремление к нравственному очищению заставило обращать взор к первым векам христианства, откуда уже был всегда один шаг до отрицания церковного Предания, традиций, созданных в течение последующих веков церковной истории, а осуждение извращений, имевших целью обогащение церковной казны, естественно привело к отвержению индульгенций и отрицанию существования чистилища и заслуг святых, являвшихся догматическим базисом продажи индульгенций.

Таким образом, идейная связь основных догматических положений Реформации с не имевшими еще догматического значения тенденциями предреформационной эпохи может считаться не подлежащей сомнению.

Общеизвестно также влияние, оказанное на процесс Реформации такими историческими фактами, как изобретение книгопечатания, открытие Америки и особенно возобновление интереса к античной культуре, известное под именем Ренессанса, в течение многих веков служившего исключительно почти интересам Церкви.

Как было показано выше, разложение Римско-католической церкви явилось хотя и негативной, но одной из основных причин Реформации как движения протеста «снизу», то есть исходящего от рядовых членов Церкви.

Процесс развития Реформации в Германии явился мощным фактором влияния на общественную жизнь, выходящего далеко за рамки чисто религиозных явлений.

Вместо Реформации всей Церкви, являвшейся конечной целью и мечтой реформаторов, произошло новое, дальнейшее разделение Церкви, по глубине, размаху и последствиям далеко превосходящее разделение Церкви на Восточную и Западную. Уже в первые десятилетия Реформации в христианском мире, кроме этих уже исторически обособленных одна от другой Церквей, возникли еще по крайней мере три новых деноминации – лютеранство, кальвинизм и англиканство. Принцип доступности Священного Писания и его свободного истолкования открыл дорогу для дальнейшего дробления; и действительно, уже первые шаги Реформации сопровождались появлением многочисленных, как правило враждовавших между собой, сект и толков анабаптистов, арминиан, галенистов, впоследствии пресвитериан, баптистов, квакеров, методистов и др. Большинство их существует и до настоящего времени.

К числу отрицательных последствий Реформации следует отнести падение нравов, являвшееся следствием резкого внезапного освобождения от внешних уз, налагавшихся католической церковью.

В результате на смену догматизму, господствовавшему в протестантских сообществах во второй половине XVI и в XVII вв., пришел рационализм, характерный для протестантизма XVIII столетия, особенно немецкого и английского. Это выхолащивание веры, ее освобождение от всякой мистики, создавало предпосылку для чисто рационалистического подхода к христианству. Отсюда протестантский рационализм с его отрицанием всего сверхъестественного в Библии, с его попытками естественного объяснения описываемых в ней чудес, отсюда все то, чем отличалась тюбингенская теологическая школа: Шлейермахер, Гарнак и вся дошедшая до нашего времени, хотя уже утратившая теперь в протестантизме свое доминирующее положение линия «свободного» исследования источников христианского откровения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *