Одна московская фирма сообщила о намерении перечислить какую-то сумму на наш счет. Казначея каждый вечер звонила в банк и просила сообщить состояние счета. Услышав очередной тусклый ответ, она разочарованно клала трубку и, вздохнув, сообщала игумении печальный факт отсутствия утешительной прибавки. Наконец, ответ явно заинтересовал:

— Что-что?.. Повторите, пожалуйста!.. Вы не ошиблись?.. Еще раз повторите по цифрам, записываю: восемь, шесть, пять, три, один, два, девять рублей ноль семь копеек.

Семь цифр до запятой? Не может быть… На счет, с которого пока нельзя было снять ни копейки, потому что прежняя круглая печать сгорела, а новую еще не легализовали, поступило восемь с половиной миллионов рублей!Матушка тоже сперва растерялась, потом решительно набрала номер и долго благодарила за помощь. Затем они принялись обсуждать, на что хватит новых денег. Добавим мансардный этаж!? Лифт поставим! Может ничего в Барятине строить не будем, а купим дворец в Греции?.. Нет, — отрезала благочинная, — в Грецию не поеду!Всплески предложений прервал телефонный звонок:— Матушка, Вы – монахиня?— Я игумения.— Тем более. Значит Вы знаете о том, что всякому доброму делу обычно сопутствует искушение. Прошу прощения, но сумма перечислена на ваш счет ошибочно. Позже будет перечислена другая, а эти деньги придется вернуть.Динамик в матушкиной трубке включен на полную громкость, поэтому пересказывать разговор нужды не было.— Знаете, сестры, я даже рада ошибке, — облегченно вздохнула игумения.— Ну и ладно, — протянула казначея, — а то в епархии нам бы сразу налог увеличили.Благочинная промолчала, так и не успев придумать, на что хватило бы неполученных миллионов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *