Инокиня Марина (Васюкова) (? - 20.10.1997)

Инокиня Марина (Васюкова) (? – 20.10.1997)

Родилась и жизнь прожила в деревне Кожухове, что в километрах семи от монастыря. Родители – крестьяне, работали в колхозе, имели своё хозяйство – корова, овцы, куры, как у всех в деревне. Дети выросли в доме, где всегда стояли иконы, где звучала молитва, соблюдались посты, пекли куличи и красили яйца. Марина, как старшая дочь, была первой помощницей матери, нянчила младшую Марию, убирала, стирала, стряпала. После смерти отца осталась с матерью, замуж не пошла, ходила за овцами.

Ей было немного за 20, когда открылся наш храм. Вернется Марина домой со службы, вроде та же печь, те же овцы, работы полно, а душа поёт, и ничего больше не нужно, только скорее бы снова в церковь. А уж когда предложили встать на клирос… Стоит с овцами на лугу и поёт Херувимскую, печь растапливает, а из души чуть слышно теплится:  «Свете тихий святыя Славы…».

Скоро её одели в подрясник и апостольник, имя осталось  прежним. Жила инокиня Марина в то же Кожухове, не могла бросить родительский дом, хозяйство. Но службы посещала регулярно и после того, как вместо общины в Барятине появилась новоначальная обитель. Прибегала в храм и сразу шла на клирос, где на гвоздике висели её подрясник и апостольник. Надевала поверх платья, платочка и стояла молча, не шелохнувшись. С сёстрами не пела, не разговаривала. 

20 октября 1997 года литургия длилась несколько больше  обычного. Не помню, дождалась ли она окончания, убежала, боясь опоздать на автобус. Через полчаса , когда мы, кажется, уже обедали, по телефону сообщили, что инокиня Марина попала под автобус на повороте, где он обычно останавливался и забирал её. Травма оказалась несовместимой с жизнью на земле, но не в Вечности, где ей уже не нужно торопиться к печке, овцам.  Где, конечно, её встретили, как овечку Христову, хранившую чистоту и верность Доброму Пастырю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *