Именины любимого храма

Мы радуемся, что в праздник старинный храм Рождества Пресвятой Богородицы одет в строительные леса. Это ли не чудо, что в наше непростое время нашлись люди, взявшие на себя тяготы капитальнейшего наружного ремонта монастырского храма?! Это милость Божия, явленная в заботе Пресвятой Богородицы о нас, чтобы не унывали, подбирая куски отваливающейся штукатурки, голубые и белые лоскуты фасадной краски.

На праздничном аналое cегодня лежала икона Рождества Пресвятой Богородицы с мощевичком, в котором покоится частица святых мощей праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы; представить было невозможно, что в наш сельский храм придет такая святыня. На Божественной литургии сестры и большинство прихожан причастились Святых Христовых Таин. По окончании службы прошли крестным ходом вокруг обнаженных стен, любуясь кирпичной кладкой, хотя она и потрепана изрядно временем и предыдущими ремонтами. 

220 лет минуло с 1796 года, когда храм был освящен. Его строили замечательные русские люди, представители дворянского рода, известного с XVI века, генерал-майор Александр Адрианович Позняков, сподвижник Суворова, командовавший гренадерскими ротами в боях с турками за Крым, его жена Анна Васильевна, достраивавшая храм уже вдовой и оставившая в наследство родному  брату Матвею Васильевичу Олсуфьеву. 

Мы любим наш храм. Знаем, как он пострадал в безбожные годы, как радовались жители окрестных сел его открытию после войны – он cтал единственным действующим на огромной территории от Медыни до Калуги. В нём  молились монахини, вернувшиеся из лагерей. Первые сестры, пришедшие в новоначальную обитель, заметили именно намоленность, какое-то особенное состояние во время служб, хотя внешне и внутри храм был крайне запущенным, что в те годы было обычным явлением.

Здесь всё дышит молитвой. Достаточно посмотреть хотя бы на пол, устланный метлахской плиткой, как сразу вспоминается, что по нему ходили наши мученики, за Христа пострадавшие, служившие здесь архимандрит Евфросин (Фомин), расстрелянный  вместе с членом церковной двадцатки Андреем Анохиным, иеромонах Илия (Геравко) и староста Елена Кондратьева, сосланные в лагеря и не вернувшиеся. Теперь они молятся о нас в небесных обителях. А пятно с обломками разбитой плитки возле праздничного аналоя, оставшееся на месте, где рубили иконы после закрытия храма в 1938 году, замазанное цементом и закрашенное под цвет плитки. Сейчас появилась возможность восстановить утраченную плитку, похожую ищем по всему миру.

Один из столичных священников, служивших в первые годы после открытия годы говорил, что и в Москве нет такого храма, как в Барятине. Теперь вот нам, монахам XXI века, доверено содержать и благоукрашать земной дом Божий. Многая и благая лета храму имениннику!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *