Душа старости не чувствует

Душа старости не чувствует

Душа старости не чувствует
2019

7 августа 2021 года проводили в последний путь одну из наших старейших монахинь Досифею (Яковец).

Впервые я увидела ее летом 2003 года во дворе Марфо-Мариинского женского монастыря, что в центре Белгорода. Деловым тоном, в рабочем фартуке и нарукавниках, она учила, показывая двум девушкам, как чистить снятое паникадило. Мне тогда казалось, что все кругом хотят в монастырь и все, кто что-либо там делает, непременно послушницы.

Потом неожиданно она подошла ко мне в Покровском храме и попросила помогать со свечами. Тогда я узнала, что зовут эту активную, маленького роста «монашку», со сморщенным личиком и голубыми глазами – инокиня Иоанна. Это было накануне Успения Пресвятой Богородицы уже в 2004 году. Вскоре под ее руководством помощницы-прихожанки сооружали сень для гробницы Божией Матери из виноградных листьев. И мне дали послушание – брызгать ее из пульверизатора, чтобы продлить свежесть этого дивного зеленого шатра.

Мать Иоанна была строгой, даже грубоватой, и одновременно мягкой и доброй. Бегала по храму и монастырской территории, будто у нее сзади встроен моторчик. Настоятельница постоянно ругала ее за то, что так носится.

Родилась она в 1934 году в городе Ставрополе. Крещена во младенчестве с именем Ларисы. Отец погиб в начале войны, мать с детьми эвакуировалась на Дальний Восток к своим родным.

Предки были священнослужителями-миссионерами. Прапрадед по материнской линии протоиерей Николай Конаровский служил в Иркутске, его сын протоиерей Лев в Благовещенске, похоронен за алтарем собора. Протоиерей Петр убит, протоиерей Владимир – дед матери, был в заключении. Она с гордостью вспоминала, что они все молятся за их род у престола Божия.

Выучилась на фармацевта, работала в аптеке. Ее мужем стал Яковец Василий Петрович, молодая семья переехала в Бердянск, прожили с ним в браке более сорока лет. О детях всегда рассказывала в сочетании со святыми: «Вот Георгий Победоносец и Александр Невский, так моих сыновей зовут. Один в Москве живет, другой в Киеве».

После смерти мужа решила посвятить себя служению Господу. С 1995 года ездила в Свято-Успенскую Святогорскую Лавру, что в Донецкой области. В декабре 1997 года по благословению архимандрита Серафима (Лаврик) удалилась в возрожденный Марфо-Мариинский монастырь города Белгорода. В 1999 году приняла постриг в иночество, получила имя Иоанны, святой жены-мироносицы.

На послушании церковницы была практически привязана к одному месту. Когда в монастыре открылся отреставрированный Николо-Успенский собор, по воскресным дням совершались две литургии, стала бегать в два храма. В Курск привезли мощи преподобного Серафима Саровского, все сестры поехали на автобусе, а она в храме. На Пасху все отправились на площадь поздравлять владыку, а она неизменно в храме. Но мать Иоанна не роптала и силы Господь давал.

Очень любила Святую Гору Афон, читала все книги о монашеской республике. Восхищалась, какие  подвиги несут афонские братия: «Ночью холод, днем жара, есть нечего, да еще и бесы являются в живом виде. А у нас что? Одни удобства, искушений мало».

Сугубо почитала Казанскую икону Божией Матери. Говорила, что знает этот образ с детства, тайно хранившийся у них дома.

Мы встречались не только во время богослужений, часто беседовали после, по вечерам. Советовала мне читать больше книг о святых женах, чтобы укрепляться их примером: «Написано о них не так много, а сколько еще было за всю историю, известных одному Богу».

Ее духовные наставления звучали ненавязчиво. Конечно, специально не учила, просто рассуждала: «Надо идти в монастырь. Если начнутся гонения на христиан, так из монастыря всех вместе заберут. А что в миру?»

Моя мама впоследствии сказала, что это она меня «сбила с толку», соблазнила уйти в монастырь. Нет, в монастырь я захотела раньше, инокиня Иоанна только подтвердила мое устремление. А осуществила я свое желание в ноябре 2009 года, когда поступила в Богородично-Рождественскую девичью пустынь в селе Барятине Калужской области.

Продолжали общаться по телефону. Мать Иоанна давно хотела перебраться поближе к Москве, чтобы сыновья и внучки могли навещать. А без монашества жизнь свою не представляла. Да еще в белгородском монастыре начались реформы. Должно быть, нелегко далось ей решение в 76 лет поменять обитель.

По благословению архиерея и игумении в августе 2011 года приехала на постоянное жительство в наш монастырь. Несла послушание чтеца Неусыпаемой Псалтири, помогала на кухне и в храме. Поначалу участвовала в плетении венков из цветов для праздничных икон, знала работу хорошо, но руки уже не слушались.

В марте 2012 года зачислена официально. 18 января 2013 года пострижена в малую схиму и наречена в честь преподобной Досифеи, затворницы Киевской. Радовалась, что когда-то сподобилась побывать в Киеве на месте подвижнической жизни этой святой.

Тяжело ей было привыкнуть к новому коллективу и бороться привычками, регулярно переписываться со знакомыми священниками и мирянами, или собирать всякие вещи – тряпочки, булавочки, святыньки. Как все пожилые люди, по-своему чудила. Теряла память и зрение.

Все время хвалилась навещавшим ее сестрам, что в детстве и юности бегала по горам, поэтому долго живет. Под горами подразумевала сопки на Дальнем Востоке. Примерно за полгода до усиления старческого недуга сказала мне однажды: «А знаешь, душа старости не чувствует».

Ссылаясь на то, что всю жизнь проработала в аптеке, отказывалась принимать лекарства: «Аллергия. Я тогда сразу умру». Тем не менее, заразилась коронавирусной инфекцией в июне нынешнего года и была отправлена в стационар. Об аллергии забыла, после успешного трехнедельного лечения вернулась в монастырь.

Лежа, непрерывно шептала молитву: «Господи, спаси и помилуй».  Успела в сознании получить напутствие – причащение Святых Христовых Таин. А на соборование в конце апреля еще приходила в храм на своих ногах.

Постепенно перестала есть и пить, отнялась речь, предсмертные стоны продолжались полдня. Отошла к Богу во время вечерней сестринской службы, когда закончили читать канон с акафистом Пресвятой Богородице. В этот день праздновалась икона Божией Матери Почаевская. На лице монахини осталось спокойное умиротворенное выражение.

Проходя мимо ее кельи, не могу поверить, что она пуста. Мать Досифея прожила благочестивую жизнь и ее больше не мучает ничто земное. Верим, что ее душа отправилась в Небесные селения.

Все в монастырь хотеть не могут. Господь избирает Сам, но и человек добровольно делает свой выбор. Для этого должно быть особое состояние духа, ума и сердца.

Монахиня Елисавета (Н.)

1 комментарий

  1. Мать Досифея, царствия небесного.
    Неужели я больше Вас не увижу?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *