Александр Исаевич Солженицын

Александр Исаевич Солженицын

Отошел в вечные обители Александр Исаевич Солженицын. Он получил от Господа богатые дарования: независимый глубокий ум, способность облекать мысли в слова, многочадную единодушную семью, здоровье, позволившее выдержать немалые лишения, долголетие и трудоспособность буквально до последнего часа. Но главное, он сумел, с помощью воли и молитвы, употребить эти дарования как мало кто умеет: большую часть жизни он посвятил самоотверженному служению – Богу, своему народу и всему человечеству.

Теперь начнется его настоящая слава. Мы как-то стесняемся хвалить человека при жизни, кроме того, в глаза лезут какие-то мелочи, снижающие идеальный образ, некоторые и рады, потому что если уважать Солженицына, надо соответствовать его аскетической строгости, мужеству в скорбях, верности правде, бесстрашию перед лицом истины.

     Те, чья молодость пришлась на семидесятые годы, затаив дыхание, прислушивались к каждому его слову; его книги, при обнаружении которых давали срок, тем не менее распространялись в ксеро- и фотокопиях, и редко кто из умеющих читать их не читал. Его интервью и публичные выступления транслировались по иностранным «голосам» и передавались из рук в руки на магнитофонных пленках. Легенды из его быта, связанные с лучшими из знаменитых в то время людей, обсуждались в каждом доме с ужасом и восхищением.

     Неоценимы нравственные уроки великого писателя. Одна пожилая монахиня рассказывает, как, прочитав небольшой текст, в виде листовки, под названием «Жить не по лжи», дала слово не лгать, не приспосабливаться, не выть по-волчьи; она не голосовала, избегала собраний, перестала бояться  и думает, что именно этот путь привел ее вскорости ко Христу.   

     Когда у нас, из отвращения к советской власти, преклонялись перед западными свободами, он, став изгнанником, сразу понял суть их идеологии, готовность ради благополучия, ради земных благ и удовольствий, идти на любые уступки ценой предательства христианских, да впрочем и любых других, идеалов. Его Нобелевская речь сопровождалась рефреном «люди забыли Бога»; используя возможность говорить миру, он обратился к самому важному, назвал коренную причину духовной деградации и прочих народных бедствий. Западный мир должен испытывать к нему благодарность хотя бы за «Архипелаг ГУЛАГ», книгу, излечившую большинство левых интеллектуалов от коммунистических иллюзий.

     Солженицына  отличала редкостная последовательность в поступках: видя перед собой главную цель, он твердо шел собственной дорогой, не взирая на враждебные мнения, не уклоняясь в эмоции, не тратя времени на второстепенное, не полемизируя с противниками, которых он нажил немало, как православный, как патриот и как государственник.

    Не в пример нынешним разномастным критиканам, он ценил усилия Патриаршей Церкви, обретшей за короткое постсоветское время самостоятельную позицию и бесспорное уважение; социальная доктрина Русской Православной Церкви, говорил он, идет гораздо дальше, чем программы правительства, и призывает к реформам совсем не в унисон с правительством.

     «Бог дал нам пророка», – сознавали самые проницательные из его современников. Поклонимся ему, будем благодарны за его беспримерный подвиг, за любовь к своему народу, за тридцать томов прекрасных книг, за пример бескорыстия и честности. Будем молиться, да примет Господь в райские селения и упокоит душу его со святыми. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.