После отъезда Владыки Аркадия из Барятина в Магадан в 1991 году община практически распалась. Часто менялись священники, один даже выселил монахинь из приходского дома, пытаясь приспособить его под дачу для своей семьи. Кто имел родственников, переселились в Кондрово, Троицкое. На Троицком кладбище покоятся подвизавшиеся в нашем храме схимонахиня Тихона, монахини Анастасия, Дорофея, Никодима, Агния, Ксения, Боголепа (Тюняева), постриженица калужского архиепископа Гермогена; в Кондрове – монахиня Нонна, инокини Хиония, Анна, Клавдия. В Товаркове похоронена монахиня Ангелина (Фролова), хранившая местночтимую чудотворную икону Божией Матери «Ломовская» и передавшая ее в наш храм. Почти все они – из Никольского монастыря за Угрой, пережили аресты, ссылки, лагеря. Вот что рассказывала мать Анастасия:

– Нас забрали человек восемь, мы давай в камере Бога славить. Надзиратели прислушались: «Они и тут поют!» Отвезли нас в морг. Холодно, воздух тяжелый, кругом покойники с бирками… Давай их отпевать. Воздух сменился, посвежело, как после грозы. Страже опять не понравилось, увезли назад в камеру. Всем по десять лет дали. Колыма… кого на лесоповал, кого няньками, скотницами, доярками. Когда у м. Анфисы руки заболели, ее на телятник перевели, мать Нонна была прислугой у надзирателя…

Барятинский храм Рождества Пресвятой Богородицы, открывшийся в 50-е годы, единственный действующий на территории от Медыни до Калуги, стал для страдалиц за Христа последним земным утешением; их теплыми молитвами и покаянными слезами вымолен наш монастырь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *