Том Райт. «Бог есть. Что дальше? Как стать теми, кем мы призваны быть» [Перевод с англ. М. Завалова]. — М.: Эксмо, 2011.

Том Райт. «Бог есть. Что дальше? Как стать теми, кем мы призваны быть» [Перевод с англ. М. Завалова]. — М.: Эксмо, 2011.

Цель написания данной книги видна в названии: «Бог есть. Что дальше?». Таким образом целевая аудитория – недавно крестившиеся или только ищущие Бога и сомневающиеся христиане. Автор честно признаётся, что не имеет опыта Восточной Церкви и его проповедь обращена к Западному христианину.

С первых строк сразу настораживает сам язык изложения, какое-то неблагоговейное, панибратское отношение к нашему Господу и Его Апостолу: Иисус и Павел.

Автор, исходя из познания что есть образ и подобие Божие в человеке, выявляет призвание человека по-англикански: царственное священство и указывает путь правильного христианского поведения, согласно призванию.

«Человек был призван одновременно и осуществлять в мире мудрое правление Бога (владычество), и выражать Творцу от имени творения преданность и хвалу через любовь, слова и осознанное послушание.»

Для нас важно знать, что англикане не признают Церковь Телом Христовым. В таком случае Христос – не глава Церкви, как именует Его Православная Церковь. Англикане признают только два Таинства из семи: Крещение и Вечеря Господня. Но последнее не есть Пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христовых, как исповедует православие, а «таинством нашего искупления смертью Христовою» и действительно только для тех, кто праведно и достойно принимает его (!), а недостойные, то есть не имеющие веры, не приобщаются. (39 Правил Англиканской Церкви)

«Мы все без различия пола – цари и священники ибо это истинное священство человеческой природы и призвание, вновь дарованное нам Христом».

Что касается «царственного священства», такого непонятного и обворожительного, которое оказывается вовсе не изобретение автора книги «Бог есть. Что дальше?», а есть учение Англиканской церкви, отвергающей таинство Священства. Отвержение этого Таинства привело протестантов к женскому священству и епископату.

Призвание человека по-православному звучит ещё страшнее: обОжение. В Раю змей соблазнил Адама и Еву вкусить запретный плод мотивируя тем, что «будут, как Боги».

Определившись с призванием человека, Том Райт отвечает на вопрос, вынесенный в название книги: «Что дальше?» Как жить после того, как мы уверовали. В чём сущность нашей веры, если «мы живём затем, чтобы стать людьми, отражающими Бога, по образу которого мы сотворены»?

Во-первых, считает автор, мы должны увидеть себя, кто мы на самом деле, а не какие мы в своём или окружающих нас людей мнении. Наша подлинная природа проявляется при столкновении с внезапным испытанием, которое не оставляет времени подумать о том, как мы выглядим. И тогда «из тебя изливается то, что тебя наполняет».

Об образе Божием написано выше. В чём же подобие человека?

«Может ли Иисус Христос быть образцом добродетели? Мы вынуждены сказать «нет». Христианская добродетель предназначена сформировать те привычки сердца, которые порождают и поддерживают этот образ жизни. Если жизнь Иисуса Христа и даёт нам в чём-то «нравственный пример», то это касается смирения, готовности страдать, никого не обвиняя, и решимости прощать даже тех, кто не просит прощения».

Тогда о каких добрых делах может идти речь, если Христос, Пресвятая Богородица не пример? Не здесь ли кроется причина того, что Англиканская церковь есть всего лишь нравственное учение, мораль в отличие от Православного понимания Церкви как Тела Христова.

О каких же привычках идёт речь?

«Привычки и навыки сердца и поведения, к которым они призваны, предвосхищают Царство Божие… и это уже начинает происходить в сердцах, умах и жизни этих людей» (с. 189).

«Стремление к христианской добродетели предполагает нравственное усилие. Умертвите…, отложите…, облекитесь…» (Колос. 3: 5-14) (с. 212).

12 статья Англиканского вероучения называет добрые дела «плодом веры и следствием нашего оправдания». Другими словами, неверующие вообще не могут делать ничего доброго, это доступно только после крещения. Сами по себе дела «не могут уничтожить наши грехи и умерить праведный суд Божий, но добрые дела угодны и принимаются Богом во Христе как необходимый плод истинной и живой веры» (39 Правил Англиканской Церкви).

Такие добродетели, как чистота сердца, милосердие – не относятся к делам, которые нужно совершать, чтобы заработать «награду» или «плату». «Это не просто правила поведения для новообращённых… Они сами по себе есть знамение жизни, язык жизни – жизни нового творения, жизни Нового завета» (с. 164).

Том Райт делает упор на добрых делах, как средство спасения. Известно, что протестанты разных конфессий спорят, что важнее для спасения, вера или дела.

«Для христианина добродетель есть действие благодати, а не качество, которое он обретает автоматически».

Православный читатель вправе спросить автора, а благодать откуда появится? Может быть, поможем старушке перейти улицу и уж будь уверен, благодать в кармане. Протестантство, в отличие от Православия и даже Католичества, не знает Покаяния. Если выразиться языком указанного автора, Покаяние – это отправная точка истинного пути из пункта А в пункт Б. Регулярное Причащение Святых Христовых Таин, а также раскаяние в своих грехах и исповедь в присутствии священника являются некоторыми показателями следования истинному пути.

Т. Райт вызывает некоторое уважение православного читателя тем, что он, будучи теологом Англиканской Церкви, глубоко убеждён в порочности подхода к изучению Евангелий. Западные библеисты, «предлагают нам утончённую интерпретацию текста, одновременно отметая самые существенные вещи… Миоровоззрение, на которое опираются библеисты, отметает саму возможность существования великой истины, которую пытаются передать Евагелия, но которая не вписывается в логические категории, доступные учёным» (с. 160). Истинный путь ко спасению оказывается ничем не завуалирован. В Нагорной проповеди так прямо и написано: Балаженны нищие духом.., Блаженны плачущие и т. д. «Божье будущее, – цитирую автора, – вступило в настоящее в лице Иисуса и его деяниях, так что можно уже сегодня формировать нужные привычки, нацеленные на это будущее» (с. 160).

Приведем ещё несколько цитат из упомянутой книги:

«Добродетели, которые апостол Павел предлагает развивать, имеют общинный характер: это взаимная доброта, правдивость, прощение, способность принимать других, пересекая традиционные барьеры расы, культуры и социального статуса.»

«Вот как действует добродетель. Взирайте на цель, на совершенный характер – для христиан это полнота человеческой жизни, обещанная воскресением. Сначала это покажется «неестественным», но затем, если мы будем упорны, станет нашей «второй природой».»

«Облечься в добродетель» или «отложить» зависит от нашего сознательного решения, которое приходится повторять снова и снова, решения делать определённые вещи определённым образом, формировать память и воображение, чтобы оно стало глубинной частью нашей психики.»

«Слово «облечься» может ассоциироваться у нас с переодеванием, с тем, что люди хотят показаться не такими, какие они есть. «Ты просто надел маску, на самом деле ты ничего такого не чувствуешь». Секулярное общество везде готово отыскивать лицемерие и подвергать его насмешкам. Лютер вообще пришёл к выводу, что любая добродетель не что иное, как лицемерие.»

Характер, поведение, преображение ума, правильные привычки сердца, совершенство – всё это категории добродетельной христианской жизни на западе.

Одна глава посвящена Гимну Любви из 13 главы Апостола Павла к Коринфянам. Поскольку автор здесь много цитирует Апостола, то из текста Писания всё кажется понятным. Любовь – наивысшая добродетель, которая «долготерпит, милосердствует, не превозносится» и т. д.

Однако, между цитатами Апостола встречаем выражение «суровая любовь». «Может быть это самая суровая и трудная вещь на свете». Вспомним, что Сам Господь сказал: «Иго мое благо и легко есть». «Любовь – не правило, вменённое в обязанность.., не обобщённое правило, которое человек может исполнять или нарушать.., не мудрый совет, основанный на просчёте максимальной пользы… и, разумеется не следование естественным порывам. Любовь действует по иным законам», – заключает автор.

В итоге для достижения необходимых добродетелей англиканский проповедник предлагает пять «элементов», как он их называет, которые помогут обрести нам (или только западному человеку) все вышеописанные добродетели:
• Чтение Библии,
• Слушание историй, опять же Библиейских, причем допустимо слушать любых писателей, пусть даже и атеистов – «тех, кто насмехается над Богом или относится к Нему презрительно, – всё равно они говорят нам о том, что значит быть человеком, рассказывают о смысле любви, справедливости, красоты»,
• Подражание (в первую очередь автор приводит пример Франциска Ассизского)
• Община (весь народ Божий, то есть все крещённые),
• Практика веры. «Само это слово, – пишет Т. Райт, – указывает на то, что через эти дела община отрабатывает на практике те привычки ума и сердца, из которых складываются упомянутые добродетели».

Так что же делать-то?

«В православном веросознании основу спасения человека составляет не количество добрых дел или факт веры, а процесс изменения отношения человека к Богу, т.е. духовно-нравственное перерождение личности. Для этого перерождения равно необходимы и вера, и дела, единство деятельной веры. Как гласит Окружное послание Восточных патриархов 1723 г.: «Веруем, что человек оправдывается не просто одною верою, но верою, споспешествуемою любовью (т.е. верой как деятельной силой), то есть через веру и дела. Не призрак только веры, но сущая в нас вера через дела оправдывает нас во Христе». (Прот. Валентин Васечко «Сравнительное богословие»)

Для сравнения концепции указанной книги Т. Райта и Православным пониманием доброделания приведём пример поучения аввы Дорофея «О созидании и совершении душевного дома добродетелей».

На примере постройки материального дома авва описывает строительство дома душевного. Основание дома есть вера: «ибо без веры не возможно угодити Богу (Евр. 11, 6), и потом на сем основании человек должен строить задние равномерно: случилось ли послушание, он должен положить камень послушания; встретилось ли огорчение от брата, должен положить камень долготерпения; представился ли случай к воздержанию, должен положить камень воздержания, другой камень кротости, сострадания и т. д. Таким образом все стены будут возводиться одновременно.

Известью, скрепляющей камень с камнем авва Дорофей называет смирение. А всякая добродетель, совершаемая без смирения не есть добродетель. Кровля же есть любовь, которая составляет совершенство добродетелей так же, как и кровля – верх дома.

Искусным зодчим авва называет того, кто разумно совершает добродетели. «Например, вот пришёл один брат и сказал тебе слово оскорбляющее или огорчающее тебя; если ты смолчишь и поклонишься ему, то ты положил один камень. Потом ты идёшь и говоришь другому брату: «Такой-то досадил мне и сказал мне то-то и то-то, а я не только смолчал, но и поклонился ему». Вот ты один камень положил, и два камня снял. Таким образом можно покривить стену дома, который ты строишь.

Далее авва Дорофей подробнее разъясняет некоторые добродетели. Например, как возлюбить ближнего. Добродетель не должна превышать твои силы. Призови на помощь Бога, не делай зла ближнему, не укоряй, не злословь и, мало-помалу, помогая ближнему, ты дойдёшь до того, что станешь желать его пользы, как своей собственной, его успеха, как своего собственного. Подать милостыню, не имея ни одного гроша, можно оказать милость брату, утешить его или потерпеть его во время его смущения и промолчать. Всякое добро, творимое ради чего бы то ни было, ставит делателя в положение раба или наемника. Только добро, совершаемое ради самого добра, ставит нас в положение сына.

Пусть только каждый постарается то доброе, которое он делает, делать разумно относительно каждой добродетели.

Сестры нашего монастыря ответили на вопрос, заданный автором книги «Бог есть. Что дальше?» следующим образом:
• начать воцерковляться, посещать богослужения, исповедоваться и причащаться, знакомиться с догматами Православия, учиться молиться;
• для особо ищущих искать понимание дальнейшего пути с Богом и к Богу;
• для тех кому повезет, найти человека, способного помочь воцерковиться, будь то батюшка или прихожанин. (Но есть опасность попасть в рабство младостарца. Здесь понадобится добродетель рассуждения);
• одна сестра предложила почитать труды А. И. Осипова и, уверовав окончательно в вечную жизнь, начать учиться строить свои взаимоотношения с Богом;
• другая сестра предложила довериться Богу и Он Сам всё устроит.
Словом, каждый волен выбирать один из путей, ведущих к Богу.

Зачем, собственно, написана эта статья?

Скорее всего книгу Т. Райта увидит невоцерковленный христианин. Подобные книги продаются в книжных магазинах и имеют привлекательную обложку. Какую пользу может получить такой читатель? Пожалуй, нравственная сторона христианства здесь всё-таки есть. Психология поведения в обществе – тоже есть. Да, кстати и переводчик книги – М. Завалов – психолог.

У нас в России как-то исстари повелось смотреть на запад с восхищением. Считается, что образование, полученное там, лучше, нежели здесь. Сегодня многие молодые люди, копируют западный образ жизни, в том числе становятся адептами всевозможных протестантских верований. Книга Т. Райта, переведенная на русский язык, вероятно и адресована этой части христиан. Мы же надеемся, что наши люди всё-таки рано или поздно предпочтут нашу православную веру и данная книга будет всего лишь мостом для ищущих Истину.

Для православных подобные книги могут стать толчком к осознанному изучению нашей веры, центром которой является Иисус Христос, а также к знакомству с западными христианскими конфессиями. Знание западного христианства необходимо нам для того, чтобы достойно защищать Православие от посягательств инославия смешать истину с ересью. Помимо прямых вторжений, таких как прозелитизм, существует немало скрытых инославных воззрений. Ярким примером подобного вброса является протестантский соблазн, суть которого заключается в том, что совершителем Таинства Евхаристии является «сама община верных, а священнослужитель низводится до уровня алтарника.» (Прот. В. Васечко «Сравнительное богословие»). Это заблуждение является одним из основных постулатов протестантизма – народ как царственное священство.

Апостол Петр учит нас «будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3:15). Но мало иметь добродетели, надо любить Господа всей душой, всем своим сердцем, всем разумением своим.

мон. Игнатия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *