С Богом ничего не бойтесь...

С Богом ничего не бойтесь…

Старые фотографии, где запечатлены люди, жившие более полувека назад, передают особую атмосферу того времени. Удивительно светлые и одухотворенные лица, каких сейчас уже не встретить.

Эти отреставрированные снимки подарила Ольга Ламонова, постоянная прихожанка нашего храма. Бесценный материал для летописи храма Рождества Пресвятой Богородицы в селе Барятине и монастырского архива. Познакомились мы с Ольгой благодаря кошкам, но это уже другая история. Она учитель начальных классов, живет с семьей в Калуге, в Барятино приезжает на выходные и непременно посещает все богослужения.

На хуторе, что на въезде в Барятино, проживает мама Ольги – Людмила Ивановна. По их приглашению в один из воскресных дней мы отправились в гости, чтобы послушать воспоминания коренных жительниц села и поговорить об этих фотографиях.

С первой фотокарточки начала ХХ века смотрит солидный мужчина в высоких яловых сапогах, рядом с ним круглолицая супруга Ирина. Это двоюродный дед Людмилы Ивановны, Василий Григорьевич Самохин (1888-1964), его могила на монастырском кладбище отличается от других: железный резной крест с иконой «Не рыдай Мене, Мати». Всю жизнь был алтарником и старостой в нашем храме Рождества Богородицы.

С Богом ничего не бойтесь...
Василий Григорьевич Самохин с супругой Ириной

До революции он первый построил здесь, на хуторе, дом и выкопал колодец. Перед тем, как рыть колодец, молился, потом окунул ложку в крещенскую воду и бросил, чтобы Господь указал место. Где ложечка упала, там и копали. Со временем завел большую пасеку.

Их единственная дочь Мария, учительница, ходила пешком в Батуево преподавать в школе. Однажды в лесу к ней подошел странный человек, протянул букет цветов и тут же исчез. После этого она боялась ходить так далеко, перешла работать в Маковцы. Умерла в 24 года от болезни сердца. Все трое, Василий, Ирина и Мария, похоронены возле храма.

Главный рассказчик, Людмила Ивановна Захарова, в замужестве Афонина, родилась после войны в 1949 году 25 июня, в праздник «Ломовской» иконы Божией Матери. Но тогда еще никто об этом не знал. Все жили в одном большом доме. Дед Василия остался в памяти спокойный, смиренный, с доброй улыбкой из-под усов.

Когда Людмила ходила во 2 класс, как-то зимой по пути в школу дети, а ходили учиться целой толпой, увидели по обе стороны дома Самохиных два огненных столпа и посередине светящийся крест. С криком вернулись домой, позвали дедушку Василия. Он вышел, посмотрел, благоговейно перекрестился и сказал: «Идите с Богом, ничего не бойтесь». Тогда они уже без страха пошли дальше.

Воспитывала Людмилу бабушка Ксения Григорьевна, родная сестра Василия. Родилась в 1902 году, муж ее погиб в войну, и детей, и внуков растила одна. Мама Людмилы, Анна Дмитриевна, умерла рано. Бабушка Ксения так же ходила в храм, все домашние дела ладила с Божией помощью и с молитвой. В голодное время всех угощала и кормила тем, что Бог посылал.

По рассказам бабушки Ксении во время Великой Отечественной войны бои были сильные в Маковцах, как раз напротив Казанской церкви, а у нас в Барятине не было. Говорила, в храме как-то ночевали советские летчики. Умерла в 1984 году, хоронить пришло много народа со всей округи. Покоится на сельском кладбище, что за монастырем.

С Богом ничего не бойтесь...
Протоиерей Андрей Павликов

После войны Василий Григорьевич Самохин ездил в Москву, хлопотал, чтобы храм открыли для богослужения. Мы знаем, что священником был назначен протоиерей Андрей, давший на фронте обет служить Богу. Жену его звали Александра, родных детей не было, воспитывали девочку Милу, с которой дружила Людмила. Отец Андрей часто останавливался у них в доме. На фото он изображен на фоне царских врат придела святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана.

Протоиерей Андрей Павликов семнадцать лет прослужил в храме Рождества Пресвятой Богородицы. Когда  лежал на смертном одре, за ним ухаживали жена Шура и взрослая приемная дочь Мила. Вечером позвал к себе обеих, сказал, что будет прощаться, велел зажечь свечи. Потом попросил у них прощения и сказал радостно: «Все, за мной пришли», после чего отошел ко Господу.

С Богом ничего не бойтесь...
Отец Иннокентий

Гостеприимный дом Самохиных был открыт для всех. И все остальные священники, служившие в храме, находили кров в доме старосты. Потом недолго служил отец Иннокентий. Это был священник родом из Сибири, молодой, один воспитывал сына Сашу. Обладал очень красивым голосом. На фотографии батюшка с сыном и сельскими детьми, пришедшими к ним на праздник Рождества Христова в 1971 году. Настолько близкие и теплые были отношения с ними у семьи Самохиных, что Ольга некоторое время думала, что отец Андрей и отец Иннокентий тоже их родственники.

С Богом ничего не бойтесь...
Отец Иннокентий с сыном Сашей и сельскими детьми, пришедшими к ним на праздник Рождества Христова в 1971 году.

Большой дом, возведенный Василием, не сохранился. Другой, построенный мужем Людмилы Ивановны, тоже обветшал. На хуторе жили все Самохины, но, к сожалению, прямых потомков Василия Григорьевича не осталось, а сродники по женской линии носят совсем другие фамилии. Уже четыре поколения, дочь Ольги – самая юная. Все чтут его память и гордятся, что предок Василий был староста храма.

Людмила Ивановна вспоминает, что еще каких-то 10 лет назад бабушки жили в каждом доме, сейчас уже почти никого не осталось. Только соседка баба Настя, ей 93 года. Все упокоились, и баба Поля Лаврова, которая приходила в монастырь помогать доить коров. В самом конце хутора жила баба Оля. Варвара Самохина в храме свечи продавала, жила в доме напротив дороги, рядом с красным амбаром. Монахиня Елена (Канарейкина), постриженная в нашей обители, тоже приходится им дальней родственницей.

Ольга хорошо помнит, как ходила в храм с бабушкой Ксенией, маленькой любила стоять на коленях. Рассказала, что в детстве она жутко боялась иеромонаха Аркадия (теперь владыка), при нем нельзя было даже шепотом говорить в храме. «Вы что, в театр пришли?!» – грозно кричал он на подростков. Но чувствовалась и молитвенная благодать, после исповеди у него наступала необыкновенная легкость. От него впервые услышали историю иконы Пресвятой Богородицы «Ломовская».

В начале 2000 годов на поле за хутором поселился в палатке незнакомец по имени Марк, представился художником. Ходил по селу, спрашивал, где тут старые бабушки живут. А двери дома Людмилы Ивановны по деревенскому обычаю оставались открытыми в течение дня, запирались только на ночь, и то на крючок. Вскоре обнаружили, что святые углы пусты, исчезли старинные иконы Божией Матери, святителя Николая Чудотворца и другие. Перед ними молились дедушка Василий, бабушка Ксения и члены всей семьи. Палатка Марка тоже пропала.

Еще Самохины издавна держат пчел по традиции, установленной Василием Григорьевичем. К ним за медом специально приезжали братия из Боровского монастыря. И так каждый год в конце лета нет отбоя от покупателей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *