Наследство послушницы Марии

Наследство послушницы Марии

В 70-е годы прошлого века рясофорная послушница Мария (Крылова) построила себе келейку на огороде возле храма Рождества Пресвятой Богородицы. Полюбила его, когда был единственным действующим на территории от Медыни до Калуги. Работала в Кондрове кочегаром на Троицкой Фабрике и бегала молиться в Барятино. В монашескую общину владыки Аркадия (Афонина) пришла уже пожилой, топила котлы углем. Построила себе сторожку на огороде возле храма, бедовая была, вспоминал о ней владыка. Носила мужской клобук, как, впрочем, и постриженицы владыки. По какой причине Марию не постриг, неизвестно. Прожила 83 года. Владыка Аркадий приезжал отпевать её уже из Москвы после архирейской хиротонии в 1991-м году перед отъездом в Магадан. Похоронена послушница Мария на погосте возле любимого храма.
Известно, что какое-то время в опустевшей избушке жил иеромонах Серафим (Савостьянов), назначенный служащим священником в начале 90-х в барятинский храм, теперь он епископ, викарий Калужской епархии. Монахиня Клавдия, в схиме Анна (Лебедева 23.01.1923-28.01.2015), тоже квартировала в ней, потом перебралась в деревянный келейный корпус.
Домик быстро ветшал, хотя мы пытались сохранить ему статус жилого: ремонтировали печь, меняли обои, укрепляли фундамент, штукатурили и белили фасад. Поблизости от него стояла банька, которую тоже подновили. Помнится, митрополит Климент вместо похвалы попенял, мол, зачем ремонтировать рухлядь. Вскоре баньку снесли, построив новую, а Мариино творение осталось.
4 мая 2007 года в монастыре сгорел построенный в 1998 году келейный корпус. Мы остались без библиотеки, кухни, трапезной и 18 келий. Сразу вспомнили о печке в сторожке. Готовить летом еду на раскаленной плите было испытанием. Поставили навес рядом, купили газовую плитку, посуду мыли в палатке, трапезничали в большой палатке от МЧС.
В январе 2008 года строители сдали первый этаж келейного корпуса, построенного на фундаменте сгоревшего. Первой обустроили кухню.
А хибарке опять нашлось применение, поставили нары и поселили в ней строителей административного корпуса. После их отъезда помещение оказалось непригодным для жилья, использовалось уже только в качестве карантинного для больных кошек.
Поводом срочно снести сторожку послужили съёмки фильма о Подольских курсантах. Руководитель народного проекта обратился к жителям области с просьбой отдать для декораций ветхие дома довоенной постройки. Матушка игумения предложила деревянный дом 1925 года рождения со всей старой мебелью, сараями, плодовыми деревьями и кустами смородины, малины с усадьбы, которую приобрели в августе прошлого года. Дом разобрали, бревна пронумеровали, увезли на место съёмок. Заодно мы попросили снести сторожку. Если хоть бревнышко от неё тоже сгодится, будем считать, что бедовая послушница довольна тем, как мы распорядились её наследством.

[su_custom_gallery source=”media: 2941,2943,2942″ link=”lightbox” width=”160″ height=”160″ title=”never”]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *